Девочки людмила улицкая

У нас вы можете скачать книгу девочки людмила улицкая в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Токаревой удалось очень точно описать женскую психологию, последовательность мыслей женщины, ее логику. В женской прозе особое значение отводится мифу о Медее. Раньше других представительниц современной женской прозы к мифопоэтическому образу Медеи обратилась Л.

Улицкой, в отличие и от Медеи мифической, и от Медеи Л. Петрушевской, всю жизнь ухаживала за чужими детьми. Перекличка с древнегреческим мифом очевидна: Мифологический сюжет заложен и в истории семьи Синопли: Сама Медея была названа в честь своей тифлисской тетки.

Символическое значение имеет образ дома Медеи. Он тесно связан с мотивом родового места, местом происхождения человечества. В романе проводится мысль о существовании общей для всех прародины на берегу моря, поэтому члены семьи Синопли ежегодно возвращаются к своему историческому истоку. В гостеприимном доме преемственность поколений не нарушается даже после смерти героини.

Улицкой — хранительница семейного очага. Она представляется своеобразной анти-Медеей: Такой процесс переделки и домысливания мифов в литературоведении принято называть ремифологизацией.

Мифологическое начало присутствует и в других персонажах романа Улицкой. В романе мифологизм становится тем инструментом, при помощи которого структурируется повествование.

Автор разрушает образную и символическую структуру античного мифа и творит на его месте новый миф и новую реальность. Медея Улицкой лишена не только черт яростной менады, но и потомства. Она не убивает своих сыновей, а собирает вокруг себя детей и внуков своих многочисленных братьев и сестер.

Функция образа Медеи Синопли — главной героини романа Улицкой — довольно прозрачна, а именно: Сложный, многомерный и многозначный, он утверждает одноприродность начал, которые в культуре привычно классифицируются не просто как противоположные друг другу, но и взаимоисключающие. Эта задача потребовала довольно подробного экскурса в сюжете и символику мифа о Медее из Колхиды.

Формирование, развитие и география расселения семьи Синопли позволяют предположить, что она повторяет путь, пройденный ее далекими предками.

Рассказчица начинает свое повествование с параллельного рассказа о жизни двух семей, судьбы которых исторически пересеклись в Крыму. Семья Медеи проживала в то время в Феодосии. Все повествование проникнуто сакральными символами и числами. Так, хорошо всем знакомые из сказок: Корнями своими семья уходит к древним правителям Микен и Итаки. Вполне закономерным поворотом в этом контексте представляется концепция общей крови и общего исторического корня.

Рассмотрение образа Медеи Синопли невозможно вне античного мифа о Медее из Колхиды. Имя царевны Медеи в истории и культуре с давних времен стало знаковым. Ее образ ярок и рельефен, а цепь событий, связанных с ней, столь трагична, что сужает интерпретационное поле вокруг мифа.

В одноименной трагедии Еврипида Медея предстает страстной и ревнивой женщиной. Ее гордость женщины, царевны, жрицы могущественной богини не в силах перенести нанесенного оскорбления, и она жестоко мстит своим обидчикам. Овидия привлекает другая сторона ее образа, у него Медея — колдунья. Близкое родство с волшебницей Киркой или Цирцеей , в разных источниках предстающей то ее теткой, то сестрой, является подтверждением ее силы и могущества.

Она обладает искусством врачевательницы и убийцы, владеет знанием о лечебных травах, умением составлять яды и наносить удары мечом.

Она та, кого слышат. В облике Медеи явственно проступают черты античной богини. Она производит впечатление смотрящей сверху на происходящее внизу и вокруг с живым интересом, но несколько отстраненно. Жизнь Медеи делится на три периода: Разрушая матрицу традиционных представлений о смысле жизни женщины, она не тяготится ни поздним девичеством, ни отсутствием детей, ни долгим ухаживанием за умирающим мужем, ни жизнью в одиночестве.

Замужество не внесло никаких изменений в ее психологический портрет, она сохраняет свою целостность праведницы. Наступившее вдовство кажется ей едва ли не прекраснее ее счастливого замужества, потому что в нем она обретает целостность и самотождественность.

Муж готов молиться на жену, не требуя от нее никакой взаимной страсти. Единственный неприятный инцидент ее замужества всплыл уже после смерти Самуила, а именно: Однако при всей очевидности обладания Медеей Синопли чертами кровного родства, внутренней силой, знаниями и волшебными способностями Медеи из Колхиды, она во всех смыслах являет собой анти-Медею.

Образ новой Медеи обращен к свету, он отрицает варварство, олицетворяемое силами природы, каковой считается и эмоция. Ее фигура призвана гармонизировать хаос, восстановить равновесие, нарушаемое внешними силами политических, национальных, социальных и других факторов. Это и понял перед смертью Самуил. Действительно, внутренняя дисциплина, высокая требовательность к себе и верность пути христианской добродетели — вот те принципы, которыми Медея руководствуется на протяжении всей жизни.

Ни античная монументальность, ни архаические черты ее образа не вступают в противоречие с ее искренней верой. Образ Сандрочки в романе изменчив и непостоянен, что вызывает ассоциации с мифологическими Океанидами. Помимо морского начала, в Сандрочке у Улицкой чувствуется и плодородная сила Деметры. Георгий — духовный наследник Медеи. Как никто другой он привержен медеиному внутреннему закону.

Символика преемственности заключена в самих именах героев. С его образом в романе связан и мотив странничества, он кажется окружающим Одиссеем. Машина тяга к подсознательному и ее гибель, с одной стороны, подтверждают, что Л.

Улицкая работает в постмодернистской манере, а с другой — свидетельствуют об ориентации писательницы на традицию. Мифологический параллелизм становится инструментом структурирования повествования, он позволяет писательнице взглянуть на жизнь современников с точки зрения Вечности.

Медея — в силу своей веры в иной, высший закон, а Сандрочка — в силу своего легкомыслия и беззаботности. Социальные роли сестер еще раз подчеркивают мифологическую подоплеку их образов. Как единственный медицинский работник в поселке Медея стоит у истоков рождения, принимая роды у своих родственников и пациентов, и у исхода жизни, пытаясь облегчить их уход. Сандрочка же вершит мистерию жизни и любви, она фигура карнавальной культуры и не случайно долгое время работает костюмершей в театре.

Вокруг нее всегда бурлит жизнь, она вечно влюблена и обладает талантом делать счастливыми людей, даря им легкость и веселье. Измена Самуила совершается в рамках семьи и реализуется скорее как компенсация, ритуальный брак с богиней плодородия, мистерия оплодотворения природы. В результате на свет появляется Ника, реализовавшая мечту Самуила о потомстве. Александра и не думает избавиться от ребенка — живого свидетельства нарушения нравственного закона.

Однако ради сестры она просит Самуила не принимать участия в воспитании дочери. Это единственное письмо Александры к Самуилу и нашла Медея после его смерти. Удар был силен и на долгие годы проложил пропасть между сестрами. Медея относилась к Нике как к дочери-племяннице, которую волею судьбы выносил за нее кто-то другой, но, что важно в символической структуре романа, единокровный член семьи.

Медея видит все, происходящее в семье, но продолжает оставаться сторонним наблюдателем, бесстрастным и едва ли не равнодушным. Маша, напротив, обращает свой серебристый взгляд внутрь себя.

Рисунок ее талантливых стихов становится все тоньше и вернее по мере того, как постепенно реальность погружается в тень, а из нее все явственнее проявляются черты ангела, приобщившего Машу к новому мистическому опыту и распахнувшего ей окно для последнего полета в вечность.

Ника и Маша любят одного мужчину. Маша умерла на взлете, сделав шаг в никуда, заглянув в незнаемое. Когда священник на Преображенке отказался отпевать Машу самоубийцу , Медея идет в греческую церковь, более часа разговаривает с иеромонахом, и он велел привозить девочку и обещал сам совершить отпевание.

Право добровольного служения естественным образом переходит от Медеи к Георгию, от архаической традиции, заключенной в ее имени, к христианской, воплощенной в имени племянника. Он добровольно берет на себя выполнение основных ритуальных действий.

Так, приезжая к Медее, в первую очередь он идет не на море и базар, а на кладбище. То, что там похоронено всего лишь два члена семьи, один из которых — муж Медеи, говорит о выполнении им определенного обряда, имеющего в его глазах самостоятельную значимость. Однако Медея не завещает ему дом, словно оставляя за ним свободу выбора. И это не случайно, с образом Георгия в романе связан мотив странничества.

Геолог по профессии, он исходил много земель, тоскуя по той родине, которую он не может обрести в своем собственном доме. В глазах Норы, еще ничего не знающей о нем, он предстает Одиссеем.

Свою Итаку Георгий нашел в Крыму и там же встретил свою новую будущую жену. После смерти Медеи он построит в поселке новый дом и переберется в него с Норой. Сложная и многоуровневая структура символов, сопровождающая сюжетную и композиционную организацию текста как реконструкцию мифа, служит определенной авторской задаче. Члены семьи Синопли совершают регулярные паломничества на свою древнюю родину, к своему историческому истоку. Мотив ритуального возвращения на родину, сопряженный с традиционной темой поездки на юг, к морю, символизирует потребность в ритуальном причащении, акте идентификации и обновления.

Решающее значение имеют и непрерывность практики инициации новых членов семьи, жен, мужей, детей, и их приобщения к семейным мифам и традициям. В интерпретации романа отрыв от своих корней обрекает человека на вечное странничество, он блуждает по земле, как в лабиринтах собственной души, не обретая покой. Лишь верность истокам, знание и уважение своей истории может быть залогом сохранения верности универсальному нравственному закону. Пространство данного несемейного героя — как внешнее место обитания , так и внутреннее пространство души — практически лишено реалий вещественных, пейзажных, аксиологических и потому имеет статус пустого.

Вместе с периферийным расположением дома на окраине города это актуализирует символику пустыря, пустоши, искони считавшихся опасными местами обитания нечистой силы. Дом наделяется единственной художественной деталью — ветхостью, что связано с семантикой смерти, близости к небытию.

Разрыв с семейным домом закреплен метафорой отречения Бутонова от дома — превращение его в мишень жестокой и беспощадной игры в ножички. Внешность Бутонова также отмечена пустотой. Акцент в портретном описании повествователем сделан на теле героя, в то время как совершенно отсутствуют глаза и лицо, изъятие их из портретной характеристики подчеркивает внутреннюю пустоту героя. Рассказчица прослеживает родословную Синопли до пятого колена, начиная историю семьи с деда Медеи, Харлампия Синопли.

Дом Медеи приобретает в этом контексте особое символическое значение. Стоящий на священной земле, он становится сакральным центром, вселенной огромной семьи; мирозданием особых людей, как видит их Нора. Скромный, если не сказать аскетический, образ жизни Медеи внушает почтение, граничащее с поклонением. Жизнь и судьба врача — тема, которая волнует Л.

Улицкую на протяжении всего творчества. Традиционно считается, что благодаря А. Чехову литература посмотрела на жизнь глазами врача, а не пациента, глазами, понимающими социальные болезни.

Улицкая, заметим, медик-биолог по образованию. Главный герой романа — потомственный врач, профессионал Павел Алексеевич Кукоцкий. Наделяя своего персонажа фамилией Кукоцкий, автор делает установку на знание читателем истории медицины, отсылает его к имени известного хирурга С.

Улицкая не стремится максимально приблизить образ главного героя к реальному прототипу, создавая не документальное, а художественное произведение. Не случайно писатель изменяет фамилию персонажа и наделяет его именем не Сергей, а Павел актуализируя библейское толкование имени , смещает временные параметры, изменяет специальность реального человека. Профессия Кукоцкого связана с природным женским началом, семьей. Смысл, заложенный в профессии главного героя, спасать, помогать новому человеку прийти в мир, на первый взгляд, вступает в противоречие с эпиграфом к роману: Однако не следует забывать, что смертно тело, а не душа, которая переходит в иную форму существования.

Но основное авторское внимание сосредоточивается на семейных ценностях и взаимоотношениях героя-врача с дочерью, женой, другом. Деятельность Кукоцкого по спасению всех женщин и детей обернулась губительной слепотой по отношению к женщинам собственной семьи. Семья Кукоцких рухнула в один миг Кукоцкий спивается, Елена уходит в свой, отличный от реальности, мир, дочь Таня умирает из-за высоких, деловых, профессиональных интересов отца-мужчины.

Гениальный врач, сам того не желая, бездумно причиняет боль близким людям, потому что его взгляд на жизнь узко профессионален и лишен стереоскопичности. Улицкая не судит своего героя, а говорит о том, что казус может произойти с каждым. Возможно, поэтому в финале произведения на помощь приходит женщина только женщина способна спасти дом — дочь Тани, Женя, пытаясь восстановить семейное благополучие.

Ключевую роль в создании этого образа, в раскрытии его смыслового и функционального наполнения играет зооморфная параллель. Тома устойчиво сопрягается с образом мыши, который заключает в себе не только портретный абрис героини, но и мифологическое и символическое содержание. Однако сопоставление образует в тексте развернутую метафору, постепенно выводя на поверхность мифологический смысл данного персонажа. Деятельность героини ведет к разрушению: Все это корреспондирует с функциями мыши как мифологического существа: Схождение в одной точке двух сравнений: Топоров , который проясняет введение зооморфного уподобления.

Кроме того, образ мыши в свете рассуждений одного из героев романа И. Елена — один из многих персонажей анализируемого романа. Улицкой чувствует, что у нее что-то не в порядке, и это чувство порождает одновременно неуверенность в себе, смущение и страх. Вероятно, стыд, сомнение и скорее всего некоторые другие отрицательные эмоции имеют общий психо-семантический источник, связанный с разными интерпретациями чувства страха, которое является у человека врожденным.

У Кукоцкого нет своих детей, только две приемные дочери и неполноценная женщина-жена. Образ Елены Георгиевны — жены П. Кукоцкого — занимает особое место в системе персонажей романа. Гольдберг — оригинальный ученый-генетик, боготворящий науку. Амлинского , но и сохраняет документальную основу своего персонажа.

В финале все же остается надежда, что Женя внучка Кукоцкого восстановит семейное благополучие и память о роде Кукоцких будет жить.

Осмысление лжи как особенности поведения индивидуума занимало умы людей многие тысячелетия. Но можно ли сделать какую-либо градацию понятий, тем или иным образом связанную с проявлением данного феномена сознания?

Только когда закончилась война, ее семья вернулась в Москву. Уже в столице Улицкая окончила школу и поступила на биофак Московского государственного университета. Первым местом работы будущей писательницы стал институт генетики при академии наук СССР.

Оттуда она уволилась в году. С тех пор, как признается сама Людмила Улицкая, биография ее никогда больше не была связана с государственной службой. Хотя она сменила немало специальностей. Была заведующей литературной частью Камерного еврейского музыкального театра, сочиняла пьесы для малышей, постановки для радио и кукольного театра, писала очерки и рецензии на спектакли.

В то время даже переводила стихи с монгольского языка. Собственные рассказы начала публиковать в журналах в начале х годов. Популярность к ней пришла примерно через 10 лет. После того как она взялась писать сценарии для фильмов. В на экраны вышла мелодрама "Сестрички Либерти", сценарий для которой написала Улицкая Людмила Евгеньевна.

Краткая биография писательницы ярко демонстрирует, что вскоре она быстро пошла к успеху. Картину снял режиссер Владимир Грамматиков. Это была незамысловатая история про двух сестер-близняшек, которых очаровал модный художник-модернист.

Он их использует в качестве натурщиц, сводит со своими друзьями. Романтические отношения и откровенные признания делают их жизнь непредсказуемой, а самих сестер ставят на грань жизни и смерти.

Биография главной героини, как отмечали некоторые критики, в чем-то похожа на судьбу самой писательницы. Картина рассказывает об одинокой библиотекарше Анне, которую играет Лариса Удовиченко. Самый близкий для нее человек - соседка Мария. Она тоже одинока, но вниманием мужчин не обделена. Есть и друзья-моряки, которые регулярно возвращаются из рейсов, и Николай, который никак не может оставить свою старую семью из-за больной дочери. Внезапно Мария умирает, у нее остаются дети, которых не стремится забрать никто из родственников.

В итоге им удается остаться в родном доме, а главная героиня за ними присматривает. Вскоре она решает взять их под опеку, в этом ее поддерживает Николай, которого уже ничего не держит дома. Между ними появляется связь. В году Улицкая заявила о себе уже как о писательнице. В толстом литературном журнале вышла ее повесть "Сонечка", которая вскоре была признана лучшей переводной книгой во Франции и получила премию Медичи, которой с года отмечают авангардных писателей.

Не только как писатель, но и в качестве общественного деятеля сегодня известная Улицкая Людмила Евгеньевна. Биография литератора включает в себя создание в года фонда, который носит ее имя. Он занимается поддержкой гуманитарных инициатив.

С по годы реализовывала еще один нестандартный проект, направленный на снижение в обществе чувства недоверия к другим народам и национальностям. В краткой биографии писательницы он обозначен как серия книг различных авторов по культурной антропологии, предназначенных в первую очередь для детей.

Жесткую позицию Улицкая и сегодня занимает по некоторым общественно значимым вопросам. Иногда — обычно это случалось перед ужином, когда образовывалось неопределенное, незаполненное время, — ему удавалось незаметно пробраться в отцовский кабинет, и он, замирая сердцем, доставал со средней полки шведского, с тяжелыми выдвижными стеклами шкафа три заветных тома известнейшей в свое время медицинской энциклопедии Платена и располагался с ними на полу, в уютном закутке между выступом голландской печки и шкафом.

В конце каждого тома помещались раскладные фигуры розовощекого мужчины с черными усиками и благообразной, но сильно беременной дамы с распахивающейся для ознакомления с плодом маткой. Как маленькие девочки без устали переодевают кукол, так и Павел часами собирал и разбирал картонные модели человека и его отдельных органов.

Как будто смерть всегда скрывается внутри человеческого тела, только сверху прикрытая живой плотью, — об этом Павел Алексеевич станет задумываться значительно позже. Здесь, между печкой и книжным шкафом, и застал его однажды отец, Алексей Гаврилович. Книга была невиданно роскошной, отпечатана в трехстах пронумерованных от руки экземплярах и снабжена дарственной надписью издателя. Леонардо был первейшим анатомом своего времени.

© учение без мучения. безударные гласные. коррекция дисграфии. 3 класс. рабочие материалы г. м. зегеба 2018. Powered by WordPress