Книга серая кожа скачать

У нас вы можете скачать книгу книга серая кожа скачать в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

При укусе заражённых чумными бактериями блох у человека на месте укуса может возникнуть папула или пустула , наполненная геморрагическим содержимым кожная форма. Затем процесс распространяется по лимфатическим сосудам без проявления лимфангита. Дальнейшая генерализация инфекции, которая не является строго обязательной, тем более в условиях современной антибактериальной терапии, может приводить к развитию септической формы, сопровождающейся поражением практически всех внутренних органов.

C эпидемиологических позиций важно, что развивается чумная бактериемия , в результате больной человек сам становится источником заражения контактным или трансмиссивным путём. Бубонная форма чумы характеризуется появлением резко болезненных конгломератов, чаще всего паховых лимфатических узлов с одной стороны. В течение нескольких дней размеры конгломерата увеличиваются, кожа над ним может стать гиперемированной. Лимфатические узлы первичного очага подвергаются размягчению, при их пункции получают гнойное или геморрагическое содержимое, микроскопический анализ которого выявляет большое количество грамотрицательных с биполярным окрашиванием палочек.

При отсутствии антибактериальной терапии нагноившиеся лимфатические узлы вскрываются. Затем происходит постепенное заживление свищей. Тяжесть состояния больных постепенно нарастает к 4—5-му дню, температура может быть повышенной, иногда сразу появляется высокая лихорадка, но в первое время состояние больных нередко остаётся в целом удовлетворительным. Этим объясняется тот факт, что заболевший бубонной чумой человек может перелететь из одной части света в другую, считая себя здоровым.

Однако в любой момент бубонная форма чумы может вызвать генерализацию процесса и перейти во вторично-септическую или вторично-лёгочную форму. В этих случаях состояние больных очень быстро становится крайне тяжёлым. Симптомы интоксикации нарастают по часам. Температура после сильнейшего озноба повышается до высоких фебрильных цифр. Отмечаются все признаки сепсиса: С развитием пневмонии нарастает цианоз , появляется кашель с отделением пенистой кровянистой мокроты, содержащей огромное количество палочек чумы.

Именно эта мокрота и становится источником заражений от человека к человеку с развитием теперь уже первичной лёгочной чумы. Септическая и лёгочная формы чумы протекают, как и всякий тяжёлый сепсис, с проявлениями синдрома диссеминированного внутрисосудистого свёртывания: Важнейшую роль в диагностике в современных условиях играет эпидемиологический анамнез.

Надо особо подчеркнуть, что в условиях современной медикаментозной профилактики вероятность заболевания персонала, который какое-то время контактировал с кашляющим больным чумой, весьма мала. В настоящее время случаев первичной лёгочной чумы то есть случаев заражения от человека к человеку среди медицинского персонала не наблюдается.

Установление точного диагноза необходимо осуществить с помощью бактериологических исследований. Материалом для них является пунктат нагноившегося лимфатического узла, мокрота , кровь больного, отделяемое свищей и язв.

Лабораторная диагностика осуществляется с помощью флюоресцентной специфической антисыворотки , которой окрашивают мазки отделяемого язв, пунктата лимфатических узлов, культуры, полученной на кровяном агаре.

В Средние века чума практически не лечилась, действия сводились в основном к вырезанию или прижиганию чумных бубонов. Никто не знал подлинной причины болезни, поэтому не было представления, как её лечить. Врачи пытались применять самые причудливые средства. В состав одного такого снадобья входила смесь из патоки летней выдержки, мелко изрубленных змей, вина и 60 других компонентов.

Согласно другому методу, больной по очереди должен был спать на левом боку, потом на правом. Начиная с XIII века эпидемию чумы стараются ограничить с помощью карантинов. Впервые вакцину , эффективную против бубонной чумы, создал в начале XX века Владимир Хавкин из убитых температурой чумных палочек. Более эффективными являются живые вакцины, то есть вакцины, полученные из живых чумных палочек с использованием бактериофагов. Впервые живую вакцину против чумы создала и испытала на себе в году Покровская Магдалина Петровна.

Перелом в терапии чумы был достигнут в году, когда советские врачи первыми в мире применили для лечения чумы в Маньчжурии стрептомицин. В результате выздоровели все больные, которых лечили стрептомицином, включая больного лёгочной чумой, который считался уже безнадёжным [26]. Лечение больных чумой в настоящее время осуществляется при помощи антибиотиков , сульфаниламидов и лечебной противочумной сыворотки. Профилактика возможных очагов заболевания заключается в проведении специальных карантинных мероприятий в портовых городах, дератизации всех судов, которые ходят международными рейсами, создании специальных противочумных учреждений в степных местностях, где водятся грызуны, выявлении эпизоотий чумы среди грызунов и борьбе с ними.

При подозрении на чуму об этом немедленно извещают санитарно-эпидемиологическую станцию района. Заполняет извещение врач, заподозривший инфекцию, а его пересылку обеспечивает главный врач учреждения, где обнаружен такой больной.

Больной должен быть немедленно госпитализирован в бокс инфекционного стационара. Океан был совершенно пуст. К сердцу снова подступил страх. Надвигалась настоящая опасность — мой призрачный остров пропал. Земля должна быть где-то близко на западе — остров Минданао находится в какой-нибудь сотне миль! Если бы у меня была маленькая лодка, или плот, или хотя бы бревно!

Я снова оглядел пространство вокруг, надеясь увидеть какой-нибудь плавучий предмет. Будто я только что родился в океане, а земля вообще отсутствует. Я видел первозданный океан, точно такой же, каким он был миллион лет назад. Солнце безмятежно лило на него свои лучи, как будто ничего не произошло.

Внезапно я вспомнил о другой опасности, не менее грозной: Теперь, при свете дня, меня легко найти и, как провинившегося котенка, вытащить из воды. Эта мысль была для меня, как удар бича. Нет, только не это! Лучше все прежние опасности, вместе взятые — исчезновение острова, потеря курса, неизвестность, жажда, голод, лучше смерть от акул, чем возврат на судно. Пока есть силы, я буду плыть. Во что бы то ни стало мне нужно добраться хотя бы до трехмильной зоны — морской границы Филиппин.

Плыть вперед, на запад, пока хватит сил! Океан вокруг меня был по-прежнему совершенно пустынным — ни дельфинов, ни птиц, ни летучих рыб.

Я вглядывался в глубину, но ничего не видел, кроме сине-фиолетовой мглы и каких-то теней, не то от акул, не то от каких-то крупных морских чудовищ. Об акулах я старался не думать: Моя майка была оранжевого цвета: Но перед самым отплытием мне попалась другая статья, где говорилось совершенно обратное.

Солнце, лучей которого я боялся, выглядывало редко, будто стараясь уберечь меня от ожогов. С вершин высоких волн я оглядывал горизонт, и вдруг увидел, что на юге показалось большое судно.

Я пристально наблюдал за кораблем, стараясь определить его курс, но он не приближался, я видел его все время только на горизонте. Эти опасения не были напрасными. Много позже я узнал, что лайнер действительно возвращался и меня искали. Родственникам сообщили, что я пропал без вести. После полудня далеко на западе появилось густое скопление кучевых облаков. Во всех других направлениях облака то собирались, то исчезали, только там они упорно держались на одном месте, словно гора взбитых сливок.

И главное, среди них появился слабый, едва заметный неподвижный контур! Я знал, что облака постоянно парят над горами, а остров был гористым, я помнил это по карте! Снова и снова я взбирался на вершины волн и с замиранием сердца всматривался в горизонт, стараясь разобрать, что это — мираж или, наконец-то, мой исчезнувший остров!

Солнце стало светить из-за облаков сверху, прямо мне в лицо. Было около двух часов дня. Неподвижный контур острова теперь был виден из любого положения, мне уже не нужно было дожидаться самой высокой волны, чтобы увидеть его.

Он высоко поднимался над горизонтом по обе стороны белой башни кучевых облаков. Я почти не сомневался, что это и есть Сиаргао. В эту минуту я чувствовал себя почти победителем. Дважды в жизни я, заблудившись, оказывался безнадежно далеко от человеческого жилья, практически без шансов найти дорогу, и оба раза мое спасение было похоже на чудо. Первый раз это случилось, когда по делам, связанным с моей работой, я шел через северную тундру за шестьдесят километров в поселок Дальние Зеленцы, расположенный на берегу Баренцева моря.

Рейсовый пароход до поселка только что ушел, ближайший ожидался лишь через неделю. В тундре я оказался впервые, и решил идти пешком, чтобы все увидеть и узнать самому. Местный житель, у которого я спросил дорогу, оглядев мою легкую одежду и летние туфли, сказал решительно: Я с трудом выудил у него какие-то сведения и отправился пешком.

Уже через несколько часов я, конечно, заблудился. Больше суток я шел по дикой местности и не мог остановиться хотя бы на час — тут же заедали комары. Меня окружали огромные безлюдные пространства, покрытые лесами и болотами. Ни малейшего представления о том, какого направления держаться, у меня не было.

Я шел вперед, взбирался на вершины холмов, обходил бесчисленные озера и болота и пристально вглядывался в горизонт, надеясь увидеть море — спасительное Баренцево море, на берегу которого должен был находиться мой поселок.

По дороге мне встретилась крупная собака-овчарка. Я стал подзывать ее, надеясь, что она приведет меня к человеческому жилью или пастуху, но собака как-то странно посмотрела на меня и отправилась дальше. Я сначала удивился, а потом подумал, может, это волк? А я к нему пристаю…. Наконец, далеко на горизонте я увидел бледно-голубую полоску, которая то появлялась, то исчезала. Она была видна сначала только с самых высоких холмов, и мне пришлось еще долго идти, чтобы убедиться, что это и вправду море.

В тундре стоял полярный день, солнце светило не заходя, и я уже не знал, день сейчас или ночь и сколько времени я иду. С трудом пробираясь по низине, я чуть не вплотную столкнулся со стадом северных оленей.

Я видел их раньше только в зоопарках и не знал теперь, опасаться мне их или нет. Стадо нестройно задвигалось и тут же перестроилось в боевой порядок: Наклонив головы к земле, они медленно двинулись ко мне. Обойти их я никак не мог и начал отступать, пятясь, затаив дыхание. Так, не увеличивая и не уменьшая расстояния, мы двигались некоторое время.

Потом, к моему облегчению, вожаки остановились, постояли немного и вернулись к стаду. На этом мои злоключения не кончились. Я забрел по колено в болото и, осторожно переставляя ноги, пытался нащупать под ногой твердую кочку — и вдруг услышал окрик: Я был так удивлен, что не мог удержаться от идиотского вопроса: Они недоверчиво показали мне направление через болота и озера и еще долго оторопело смотрели вслед.

Когда я, наконец, на следующие сутки входил в Дальние Зеленцы, его жители разглядывали меня так, будто я был инопланетянином. Позже от приютившего меня местного охотника я узнал, каких страшных опасностей избежал, даже не подозревая о них. Оказалось, что я был первым человеком, добравшимся до поселка через тундру. Второй раз я заблудился зимой на льду озера Байкал, выйдя ненадолго размяться из танка-вездехода, где мы, участники гидрологической экспедиции, сидели, ожидая, пока замерзнет большая трещина-полынья.

Километрах в трех-четырех виднелся высокий скалистый берег, покрытый голубым льдом, такой красивый, что мне захотелось рассмотреть его поближе. Я не заметил, как наш танк превратился в черную точку.

Внезапно задул ветер, и началась метель. Берег скрылся из виду, я не видел ничего в нескольких метрах. Двухметровой толщины лед подо мной был гладким и прозрачным, на нем не оставалось следов. Чтобы не заблудиться и не замерзнуть, я кружил на одном месте и ждал, пока меня хватятся и начнут искать.

Я старался расслышать в шуме метели какие-нибудь сигналы с танка, но ничего не мог разобрать. Гулко трескался лед, многократное эхо прокатывалось, казалось, и снизу, и сверху, и со всех сторон. Среди этих сухих ружейных щелчков и оглушительных пушечных выстрелов были слышны иные, странные, живые звуки, как бы тяжелое уханье, надрывные стоны и протяжный вой. Казалось, что подо льдом ворочались, вздыхали, топали и выли огромные доисторические чудовища.

Не успев замереть, эти звуки снова нарастали с наводящей ужас силой. Я начал понимать, как невелики мои шансы на спасение. Никто никогда не отходил так далеко от танка во время экспедиции — все наши сотрудники были местными и хорошо знали, на что способна байкальская погода. Никакой договоренности на этот случай у нас не было, и в ближайшие часы мне, скорее всего, оставалось рассчитывать только на свои силы.

С собой у меня было два ножа, чтобы передвигаться при сильном ветре. Я захватил их на всякий случай, наслышавшись историй о том, как путников уносило ветром по гладкому, как каток, льду на десятки километров. Спасло меня чудо, другими словами это не назовешь: Не веря своим глазам, я быстро пошел по образовавшемуся проходу и вскоре услышал шум работающего двигателя. К вечеру океан успокоился — кругом, насколько хватало глаз, были видны могучие пологие волны зыби, кое-где на них появлялся невысокий гребень.

Я по-прежнему тщательно следил за дыханием. Дышать было легко, я даже мог позволить себе более свободный ритм, без первого пробного вдоха, но поднять маску все же не решался. Солнце выглянуло из-за облаков в последний раз, будто попрощаться со мной, и скрылось. Небо заполыхало всеми цветами радуги, краски сменяли друг друга прямо па глазах. В несколько минут облака из огненно-красных стали оранжевыми, потом сиреневыми и густо-фиолетовыми. Наконец тьма и тишина опустились на океан.

На западе, там, где должен был находиться мой таинственный остров, я увидел множество огней. Они мерцали на уровне горизонта и гораздо выше над ним — это, наверное, были маленькие деревушки по склонам гор. После суток плавания я не чувствовал ни усталости, ни болезненных ощущений.

Мое дыхание было глубоким и ритмичным, плылось легко, меня не мучили ни жажда, ни голод. Видимый мир замкнулся на вершинах ближайших волн. Я как бы растворился в них и все движения бессознательно делал так, чтобы слиться с их шумом и не тревожить океан понапрасну.

Океан дышал как живое, родное, доброе существо, его равномерное, теплое дыхание было густо насыщено ароматными запахами. Иногда на склоне черных холмов дождем осыпались какие-то огоньки и тут же уносились вверх, в небо. Вода касалась кожи незаметно, ласково — было даже как-то уютно. Если бы не сознание того, что я человек и должен куда-то плыть, я был бы, наверное, почти счастлив.

Я инстинктивно старался не думать о том, чего не мог себе позволить в данный момент. Ясно, я хочу того и этого, но у меня ведь нет этого сейчас, а этот миг — вечность в моей жизни, почему я должен испортить его мыслями о невозможном? Я медленно парил на границе двух миров. Днем океан казался стихией, вызванной к жизни ветром, и только ночью, когда ветер стих, я увидел его настоящую, самостоятельную жизнь.

Подо мной был крутой склон двухтысячеметровой Филиппинской впадины, одной из самых глубоких в мире. Мне было видно в глубину примерно метров на сто.

Я видел, как внизу мигают далекие и близкие звезды, летят какие-то светящиеся стрелы, как проносятся загадочные торпеды, оставляя дымящийся световой след. Я видел вспышки взрывов и победные фейерверки, огни городов и селений, дымовые завесы и извержения вулканов.

Вглядываясь в глубину, я открыл для себя захватывающее дух ощущение полета над бездной. Я зависал над ней, вглядываясь в россыпь огней, сверкающих внизу, чувствуя себя как бы парящим в невесомости над бесчисленными огнями ночного города. Стоило перевести взгляд на другое скопление, лежащее ниже, как возникал волшебный эффект снижения высоты полета. Так я медленно спускался по этим огненным уступам глубоко вниз, сердце начинало колотиться от страха — и я взлетал к поверхности, но меня тут же тянуло снова заглянуть в пропасть, над которой я висел.

Порой огни подо мной исчезали внезапно — тогда я срывался вниз и падал, замирая, пока не хватался взглядом за вспышку света как за опору. Я боялся слишком долго засматриваться в глубину — мне могло показаться Бог знает что. Когда-то я читал рассказы моряков и потерпевших кораблекрушение о том, как в такие звездные ночи всплывают на поверхность гигантские морские чудовища, выходят на охоту огромные акулы, десятиметровые скаты-манты выпрыгивают из воды во весь свой рост, как заводят ночное сражение исполины-кашалоты и кальмары и неизвестно отчего вода вокруг начинает бурлить и засасывает в бездонную черную воронку все, что находится поблизости.

В первую ночь опрокидывающиеся гребни волн вызывали свечение всей водной поверхности, но теперь, когда океан затих, каждое мое движение сопровождалось голубоватым языком пламени, и было похоже, что я горел на медленном огне, а за ластами тянулся сверкающий след, словно шлейф бального платья. Я попробовал грести, погрузив руки в воду, но и там искры, не угасая, обтекали плечи, локти и кисти.

Свечение прекращалось только когда я совсем не двигался, а ведь мне надо было плыть… Разумеется, я был виден из глубины, как на ладони. Мне ничего не оставалось, как плыть, не обращая на это внимания и сохраняя спокойствие, насколько возможно.

Пусть акулы думают, что я тоже здесь живу. В конце концов, это моя единственная защита. Иногда мне казалось, что волны вокруг меня изменяют свои очертания, в ночной темноте рождались смутные, неясные формы, исчезающие прежде, чем я успевал их разглядеть. Временами я слышал звуки, напоминающие журчание ручья в лесу, шорохи крыльев и шелест листьев.

Отчетливее я улавливал приятную музыку, как бы нежный женский хор. Так часто бывает у воды — я слышал такое же тихое, нежное пение на берегу Иртыша во время рыбной ловли и на диком берегу острова Ольхон на Байкале. Я помню, как пытался отыскать его источник: Я оставил свои попытки, успокоился и уже не пытался узнать причину. Я люблю гулять по ночному лесу. Во время таких прогулок бывает немного жутко, внимание обостряется так, что чувствуется все, что происходит вокруг тебя и даже за спиной. Хрустнувшая ветка заставляет вздрагивать, как от выстрела.

Стараешься идти так, чтобы не производить ни малейшего шума. Лес как будто оживает, деревья тянутся, чтобы помешать ходьбе, их ветви замирают, протянувшись над головой в странных, неестественных изгибах, лесные звери застывают в последний момент перед прыжком.

Ты не видишь движения вокруг себя, но ощущаешь его. На каждом шагу тебя подстерегают опасности, в каждое мгновение что-то может случиться. Часто за моей спиной раздавались вздохи и шорохи, заставлявшие меня оглядываться.

Иногда я слышал, как со всех сторон на разные голоса повторяется мое имя — все громче и ближе, а потом голоса постепенно удаляются, и я долго слышу, как они стихают в отдалении. Я постоянно ощущал рядом чье-то присутствие. Временами раздавались звуки, которых не могло быть на Земле. Потом, как по взмаху волшебной палочки, все смолкало, и становилось еще более жутко от этой живой, обволакивающей тишины. Меня успокаивали мерные всплески волн, они, как легкие музыкальные аккорды, так незаметно прерывали тишину, что казалось, это плещутся о берег волны спокойного озера.

Я наконец решился поднять маску на лоб и теперь мог дышать свободно. Глубокое, ритмичное дыхание рассеивает страхи. За последние несколько часов я заметно приблизился к острову, настолько, что даже решил, что смогу добраться до него этой же ночью, в крайнем случае, завтра утром.

Невидимая рука закрыла небо серо-голубой вуалью, огни на западе скрылись в дымке, остров пропал за ней, словно кто-то задернул занавес — весь горизонт стал одинаково серо-голубым. Сильный ожог рук, шеи и груди заставил меня вздрогнуть от боли.

Невдалеке от себя я увидел какие-то странные светящиеся палочки. Они торчали под углом и постепенно приближались. На всякий случай я отплыл в сторону — в моей ситуации мне было не до научных исследований. Светящиеся палочки проплыли метрах в пяти. Как я узнал позже, это было скопление медуз-физалий. Их щупальца достигают пятнадцати метров и вызывают сильнейшие ожоги, лихорадку и даже паралич.

Мне сильно повезло, что я не попал в их объятья. Много лет спустя на рифах Карибского моря я еще раз встретился с физалиями. Я увидел их розово-фиолетовый парус прямо перед глазами и не успел отпрянуть в сторону, как почувствовал жгучую боль.

До берега и ближайшего селения, где мог быть госпиталь, было очень далеко. Когда я смог освободиться от их плотно прилипших к телу нитевидных щупалец с фиолетовыми точками, мои руки и ноги оказались покрыты волдырями, боль была ужасная. На мое счастье, общая площадь ожогов оказалась некритической — иначе это бы кончилось для меня смертельно. Края редких облаков вспыхнули густо-красным светом, просторы неба налились невиданным бархатно-желтым настоем.

Восходящий диск солнца осветил дремлющий океан и меня — единственное живое существо на его поверхности. Небо и облака переливались, полыхали, мерцали, стремительно меняя краски, не давая мне времени налюбоваться каждым новым переливом. Остров казался теперь одной огромной скалой, окрашенной во все оттенки розового — от нежного на ее вершине до розово-коричневого у подножья.

Там еще лежал густой туман, остров возвышался над ним, и казалось, что он парит над океаном на облаке. Потом я увидел, как туман рассеялся и розовая скала на моих глазах опустилась в океан. На всем видимом пространстве чуть шевелились пологие белесые дюны с освещенными восточными склонами.

На край этой водной пустыни выплыл огромный красно-желтый диск, задержался на мгновенье — и плавно встал у горизонта. Влажный ароматный воздух дурманил сознание. Казалось, вся океанская чаша колеблется от края до края. Облака медленно раскачиваются над головой, огромный горячий шар то поднимается, то опускается совсем близко, за ближайшими холмами.

Когда солнце поднялось выше и эта гигантская вселенская качка немного утихла, я развернулся лицом к западу. Земля занимала уже весь горизонт передо мной. У меня начали уставать ноги. Я поплыл медленнее, надеясь ввести в работу другие мышцы, но это улучшило состояние ненадолго.

Я мечтал встретить дельфинов или больших морских черепах и попросить их о помощи — иногда они помогали, я слышал об этом, — но их не было поблизости. Я не мог позволить себе забыться даже на минуту-другую: Я делал очень глубокие вдохи, а при таком медленном ритме дыхания легко втянуть мельчайшие капли воды прямо в легкие и закашляться — со мной это не раз случалось прежде на воде и под водой.

Я хорошо знал, как тяжело проплыть в таком состоянии даже короткое расстояние до берега или до лодки. Есть и пить мне совсем не хотелось — я настроил себя на самые непредвиденные обстоятельства. Мне казалось, что я смогу легко выжить без воды в течение двух недель и без пищи около месяца.

Будет видно… всегда что-нибудь находится…. Борьба за выживание могла сильно отвлечь меня от наблюдений. Мне хотелось увидеть и понять все то, что всегда было скрыто от человеческих глаз и внимания. Я терял самообладание только на короткое время. Прошло еще несколько часов. Я с радостью обнаружил, что южная оконечность острова, особенно у горизонта, стала как будто чуть-чуть темнее и, значит, должна быть ближе.

Я изменил курс и направился на юго-запад. Как позже оказалось, это была непростительная, ужасная оплошность. После полудня облака, все утро закрывавшие солнце, исчезли. Теперь, пройдя зенит, оно светило мне в лицо. Открытые плечи, руки, грудь и часть спины стали нестерпимо гореть. Но мне все-таки поразительно везло — белоснежные облака вскоре появились снова, нависли прямо надо мной и спрятали меня в своей тени.

Довольно близко от себя я увидел какой-то черный предмет — мне показалось в первый момент, что это днище перевернутого судна. Он был виден только с вершин высоких волн, и мне никак не удавалось к нему приблизиться. Потом он неожиданно пропал. Это могла быть плоская одинокая скала или риф, а может, что-нибудь другое, кто знает. Должно быть, именно в это время я попал в полосу сильного берегового течения, и меня стало сносить к югу, но я обнаружил это, когда было уже поздно.

Мое внимание отвлек корабль, который я заметил к югу от себя. Сначала я увидел высокие мачты прямо над линией горизонта, а корпус почему-то долго не показывался. Когда он, наконец, показался, я без труда опознал небольшой рыболовный сейнер тонн на пятьсот-шестьсот. По моим расчетам, я уже был в трехмильной береговой зоне и мог не опасаться, что меня вернут на лайнер.

Судно шло прямо на меня, и я даже перестал грести. Но, не доходя четверти мили, оно неожиданно изменило курс и прошло мимо в каких-нибудь ста-двухстах метрах на север между мной и островом. На палубе никого не было, и сколько я ни махал руками, ни кричал — меня никто не заметил. Названия его я не мог разобрать, краска на носовой части борта облупилась, буквы были покрыты ржавчиной, а когда ко мне повернулась корма, оно было уже далеко.

Я был так уверен, что судно послано мне Богом! Когда оно прошло мимо, я почувствовал себя на грани отчаяния. Океан вокруг был полон жизни — из воды часто выскакивали крупные рыбы, над моей головой пролетали невиданные большущие птицы. Впереди я уже совсем отчетливо видел остров. Он был сказочно красив. Вдоль всего побережья протянулась цепочка игрушечных пальм. Прямо напротив меня я видел крутые отвесные скалы, покрытые темной зеленью, и вход в живописную бухту.

Поверхность гор переливалась всеми оттенками зеленого, и только кое-где небольшие белые пятна указывали на наличие обнаженных пород. Бутоны белоснежных облаков скрывали вершины синеющих гор, а может быть, что-то еще, таинственное и прекрасное. Я не видел никаких признаков жилья, ни дыма, ни очагов, ни строений. В неудержимом воображении я уже перебирал все счастливые возможности его освоения.

Он был так близко — стоило только протянуть руку. Прошло около часа, может быть, больше. И вдруг, сначала с удивлением, а потом с ужасом я обнаружил свою ошибку — мой остров стал заметно смещаться к северу и продолжал неумолимо двигаться в этом направлении, прямо на моих глазах. Прежде чем я сообразил, что происходит, и резко изменил свой курс прямо на север, я увидел перед собой южную оконечность острова и дальше — открытый океан до самого горизонта. Я оказался целиком во власти течения и со страхом видел, как оно медленно проносит меня мимо земли.

Позже я заметил довольно близко от себя низкий берег, покрытый невысоким кустарником. Я узнал потом, что это был крошечный остров Дако, всего около мили в длину. Он расположен в двух с половиной милях от Сиаргао. Как ни старался я плыть энергичнее, как ни пытался выжать все, что еще оставалось в усталых мускулах, расстояние между мной и берегом не сокращалось. Я все еще надеялся на чудо. Оставалась одна, последняя надежда, что попутное приливное течение вынесет меня к берегу.

Но берег постепенно отодвигался все дальше и дальше, и я понял, что у меня больше нет никаких шансов выбраться на этот заколдованный остров. Я очень устал и неподвижно повис в воде. Мое тело неторопливо поднимали и опускали большие, пологие волны зыби.

Отдохнув, я медленно поплыл на север, теперь уже безо всякой цели — остров Минданао был слишком далеко. По радужным краскам, полыхавшим по всему небу, я заметил, что наступил закат. Даже сейчас, в моем отчаянном положении, я не мог не удивиться тому, какое невероятное зрелище представляют местные закаты и восходы.

На небе передо мной развертывалось настоящее апокалиптическое действо, не хватало только трубных звуков и ангелов. А может быть, они и были, и я их просто не слышал?

Наступила моя последняя ночь в океане. На северо-востоке, не то в море, не то на берегу я увидел два огня. Они были недалеко друг от друга и мигали через определенный интервал — должно быть, это какое-то судно ловило рыбу на свет. Огни казались совсем далекими, но мне ничего не оставалось, как плыть на них.

Надо же было плыть хоть куда-нибудь! Ноги перестали мне повиноваться и беспомощно повисли — я двигал тело только руками. Было такое ощущение, что ноги совсем отсутствуют, и лишь дотронувшись до них, я мог убедиться, что они на месте. Когда ноги снова появлялись, я пытался включить их в работу, но они исчезали все чаще. Сильно горели обожженные солнцем лицо, шея и грудь. Меня лихорадило и все больше клонило ко сну.

Сам Господь Иисус Христос, сама мать Пресвятая Богородица, вся небесная сила, Михаил архангел, и все святые чудотворцы: Нифонт и Мароф, Киприан, Иустиния, Конон, Исаврийский, Дмитрий Ростовский, Илья пророк, Николай Чудотворец, Георгий Победоносец, и царь Давид, Иоанн Креститель и Власий, Истофер и Никита великомученик, и мое слово страшно и заговор силен; запрещаю тебе, бес проклятый, дух нечистый, нигде не живи и не будь в рабе Божьем имярек , выйди вон, сейчас, и сию минуту, со всеми порчами и чарами и уйди от рабы сей прочь и пойди в свое место, где был и куда тебя Господь Бог, Иисус Христос, послал и где тебе велел жить, в бездну и преисподнюю, в землю пустую неделанную, туда и пойди, там и живи, а сию рабу оставь навсегда, отныне и до века.

Мы поговорили о сильных ритуалах снятия порчи водой и яйцом. Они для всякой порчи подходят. Но если вам известно, как порча наведена, то можно особые способы применять. Существует вид порчи, который наводят чаще других. Если она наведена, начинаются в семье скандалы: Такое может случиться и между другими членами семьи, но между супругами чаще всего.

Купите живую рыбу и одним махом отсеките у нее голову и, пока та еще шевелит ртом, говорите:. Рыба тварь Божья, Господь тебя безгласной создал, ты живая была гласить не умела, и мертвая умерла, слова не сказала. Всяка тварь Божья, всякой своя доля. Корове мычать, собаке брехать, соловью петь, зайцу плакать, а рабе Божьей имярек молчать да Богу молиться. Пока раба Божья имярек Богу молится, все у ней успокоится. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Зерна в земле лежали, не кричали, не плакали, зерна из земли прорастали — молчали, колосом наливались — слова не сказали, ко мне во двор попали, не противились, пока их куры и петух клевали, смиренно лежали.

Так и рабе Божьей имярек молчать да Бога молить, грехи отмаливать. Не бранись, не журись, лучше Богу помолись, за себя, за меня, за весь белый свет. Однако в семье бывают нелады разного характера. Случается, люди не скандалят, не кричат, а тепла в отношениях нет. Для разных случаев семейной порчи можно попробовать такой заговор. Нужно купить 12 свечей и зажечь после 12 ночи. Обязательное условие — небо должно быть звездным. Попросите прочитать этот заговор маму или бабушку старшую женщину в семье.

Но если вы не уверены, что они вас поймут, лучше читайте сами. Господи, верою обем в души моей и серце Тобой реченная, припадаю Твоей благости: Читают его после крупной ссоры, чтобы защититься от проклятия или возможной порчи. Читать его надо два раза в день, утром и вечером, при этом текст произносят по три раза.

В имя Отца и Сына и Святого Духа. Стану я, раб Божий имя , благословясь; пойду, перекрестясь; из избы дверьми, из двора воротами; выйду в чистое поле, стану на восток лицем, на запад хрестом; помолюсь истинному Христу, Царю Небесному: Постави, Господи, гору кашену, стрелу огненну, тын железен от земли до неба, от востока до запада.

Пошатай ум человеческий, зла бы мне не сотворили, а все бы себе досадили. Моим словам ключ замок вовеки. Любовный приворот — это та же порча. Она никому не приносит счастья, потому что, как известно, насильно мил не будешь. Для снятия такой порчи вам понадобится черная и белая нить по 15—20 см длиной , а также куриная кость грудная, в форме рогатки.

Начните действовать в любой день ущербной луны. Зажгите свечу любого цвета, лучше белую, принесенную из церкви. Пропитайте обе нити настоем травы зверобоя травку можно купить в любой аптеке. Обмотайте белой нитью одну из дуг рогатки, а черной — другую. Возьмите кость за оба конца — правой рукой за ту часть, вокруг которой обмотана белая нитка, а левой держите за конец кости с черной ниткой.

Держите так, чтобы ее середина находилась над пламенем свечи и гарь свечи оседала на кость. Рогатина, рогатина, ты меня не зарогатила. Налево порча, направо сглаз. Что сломлено, не приклеется, что умерло, не срастется, и раба Божия имярек с рабом Божиим имярек вовек не сойдется. Обратите внимание на то, как произошло. Если верхняя часть кости досталась дужке с черной нитью, значит, на вас действительно было произведено колдовское воздействие, от которого вы только что избавились.

Но в обоих случаях вы должны закопать обломки кости в разных местах как можно дальше друг от друга. Как эти кости врозь, так и мы с тобой врозь. Как этим костям не сойтись, так и нам с тобой на одной дорожке не встретиться. Этого будет достаточно, чтобы избавиться от не определенности чувств и духовного напряжения. Вот несколько простых правил, которые помогут вам защитить новорожденного. Так она защитит своего крестника. Нельзя ребенка показывать в первый раз, когда он спит.

Этими способами можно лечить сглаз только у детей, которым еще не исполнилось семь лет. С маковки вода, с младенца скорби. Откуда взялось, туда слилось.

Кто на дитя со злобою, тому обратно с корчею. Снесла курочка яичко, не простое, заговоренное. Я то яичко катаю по маковке, по головке, по плечикам, по спинке, по ручкам, по грудке, по животику, по попке, по ножкам, по подошвам, по всему телу белому.

Яичко катаю, всю порчу на него мотаю. Яичко в огонь бросаю, зло злому возвращаю. Потом яйцо бросить в огонь и сжечь или зажарить на сковороде до черноты. А можно разбить его в стакан с водой, скорлупу сдавить в руке одним махом и сказать так:. Я не скорлупку давлю, я твои хвори давлю. Давлю, крошу хвори с раба Божьего имярек. Яйцо выливают в канализацию или закапывают. Скорлупу сжигают или закапывают.

Встану, поклонюся, Николе угоднику помолюся. Никола Чудотворец, Миров Ликийскийх епископ, всего мира святитель, морям проходитель, землям покровитель, знают Николу Ангелы Божии, ставят Николе свечи жаркие, кладут Николе кануны пряничные, а я Николе молюся. Отбился раб Божий имярек , от уроков ото всяких. О том рабе Божием имярек тебе молилась, спаси его и помилуй, и всюду с ним пребывай, ко Господу молись и отгони от него все страхи ночные, все лиха дневные. Бывает, что порча или сглаз могут проявлять себя частой икотой.

Икоту в старину вообще считали верным признаком сглаза, поэтому и пугали человека, чтобы злой дух, вызывающий икоту, сбежал. Если ребенок долго икает, поглаживайте его руками по спине и груди и приговаривайте:.

Дева Мария, дева Паланея, по подземелью ходила, обмывала, очищала се рые каменья, белые коренья, обчисти, обмой с рабы имярек от сухотища, от узееща, от урочища, от черных глаз, с карих глаз, с ясных глаз. Будьте мои слова крепки и лепки, крепче камня, теснее булата. Бывает, ребенок всю ночь бодрствует, а днем спит. В старину говорили, что на такого малыша наслали полуночницу. Это высокая сухая баба, которая ходит в темном платье и всегда простоволосая.

Она касается рукой спящего, и он лишается сна. Если полуночница повадилась постоянно к ребенку ходить, то вскоре он заболеет. Посещает полуночница и взрослых, тогда они начинают страдать от бессонницы. Заговор от полуночницы такой: Полуночница, вот тебе озеро, утопись, заколись, от меня отвернись! Господи, пошли мне мирный сон, отгони бессонницу. Как будете кур любых животных, например, кошку или собаку кормить, скажите:.

Куры, я вас кормлю, я к себе сон зову. Курам насест, а мне покой. Берете кружку воды в правую руку так, чтобы большой палец был сверху кружки. Спокойно вдохнули и выдохнули, а на остатке воздуха быстро проговариваете:.

Как матица с потолочинами спит и молчит, никогда не кричит, не ревет; так и мой ребеночек спал бы и молчал, никогда не кричал, не ревел.

Наговаривать надо 3 раза. Воду пить по 3 глотка перед сном. Остальную воду слить на руки, обмыть ребеночку лицо, волосы, шею, грудь. Бывает, ребенку неможется, и мать берет его на руки, носит, баюкает. Вот тут самое время помочь ребеночку заговором. Стану я благословясь, пойду перекрестясь из дверей в двери под матушку зарю Марию, под красное солнце, под теплые облака, под кудрявы морока, под всю луну Господнюю.

Под теплыми облаками, под кудрявыми мороками стоит Ма тушка Апостольская Церква. Зайду я в эту Церкву благословясь, перекрес тясь, помолюся Богу от желания своего ретивого сердца и подойду к этому престо лу поближе, поклонюсь пониже, попрошу от желания своего ретивого сердца: Кто меня учил да недоучил, все слова переговорил, будьте все мои слова полные, ровные, крепкие, лепкие, крепче камня, лепче ножа булата.

Не было бы от века до века. Понятно, что выучить такой длинный заговор непросто. Его можно читать тихонечко нараспев с листа. Если к концу заговора малыш не успокоится, его можно повторить, но не более трех раз. Чтобы избавить ребенка от такого недуга, существует специальный заговор:. Чемерь, чемерище, иди из животища, из жил, суставов, из позвоночного столба, иди туда, откуда пришел, в чистое поле, в широкое раздолье, там тебе влюбление, там тебе украшение, там ты любуйся, там ты красуйся, а имярек доброго здоровья.

Надобно взять воду из трех разных источников. Раньше брали из трех прорубей или трех колодцев. Только имейте в виду, когда пойдете в магазин за водой, ни с кем не здоровайтесь и не говорите.

Так же поступайте, когда будете нести всю воду, готовить ее к обряду. Лучше, чтоб вообще дома были только вы и тот человек, которого хотите от сглаза избавить. Всю воду сливают в ведро или миску и обливают ею жертву сглаза если снимаете сглаз с себя, поливайте сами себя. Не торопитесь, черпая воду, отводите ковшик широко в сторону. Облиться надо три раза. А заговор скажите тогда, когда будете воду черпать, на каждое зачерпывание:. Именем Святой Троицы дай с трех колодцев святой воды на чистоту, на леготу, на здоровьице рабу Божьему имярек.

Оставшуюся воду надо вылить в стакан, опустить туда несколько угольков, соль, кусочек глины любой. На эту воду нужно наговорить следующее:. Как из каменю белого, из кременю серого огонь выбивают, так бы и из раба Божьего имярек все скорби, все наносы, заносы, надуманные, напущенные, погаданные, подкладанные выбивало, выкидывало, уносило туда, где люди не живут, собаки не брешут, птицы не поют. Слово мое крепко, семью замками заперто, язык мой ключ.

Это способ пригодится вам, если вы знаете, кто наслал на вас сглаз. Найти такого человека непросто, мало ли кругом завистников. Такой человек, даже если и сам того не хочет, может вас сглазить. Вот против его силы и используется следующий заговор. Здесь есть одна сложность: Твое слово тебе вернется, тоска к тебе обернется, от меня отвернется.

Ладан можно купить в церковной лавке. Ночью его надо положить на блюдечко и приговаривать так:. Ладан горит, тает, исчезает, к Богу взлетает, так пусть и порча на рабе Божьем имярек горит, тает, исчезает, к Богу летит, Бог ей суд вершит, тому, кто сделал, обратно возвратит.

Налейте в банку воды можно взять любую, но только чистую, питьевую. Чуть воды отпить, а в оставшуюся воду бросить щепотку соли, зажечь свечку и держать над банкой, чтобы воск, стекая, капал прямо в воду. Воду крестить со словами: Потом вынуть свечной воск из банки и выбросить.

А над оставшейся водой произнести заговор:. Значит, тот человек сглазил вас. Вот от такой головной боли этот заговор. Раба Божия имярек тот венец надела, и больше ничего у нее не болело. А вся хворь да болесть вся вышла, с буйной головы, с ясных очей, с белых кудрей.

Вышла на мхи, на болота, где люди не ходят, собаки не бродят, волк не воет, ворон не летает. Такого взгляда надо остерегаться, а если уж столкнулись с ним, лучше сразу прочитать заговор. У месяца есть три сестрицы прекрасные, три звездочки ясные: Произнося слова, проводить руками по телу с головы до ног, по окончании руки обязательно вымыть. Печатью одиночества награждают как мужчин, так и женщин, но чаще всего — мужчин.

Про таких говорят — невезучие: Бывает, что даже на самой свадьбе все вдруг разладится. Если так происходит несколько раз подряд, будьте уверены: Порча эта не опасна ни для жизни, ни для здоровья, бывает, с ней живут до глубокой старости. Наводят порчу, как правило, бывшие отвергнутые возлюбленные: Но порча та не сильная, снять ее можно при помощи отливки. Она, кстати, и покажет, есть ли порча. Помните, как делать отливку? Берете блюдечко, держите его над головой и льете туда воск со свечи.

Посмотрите, какую форму примет воск. После отливки не забудьте сжечь воск на огне и прочитать заговор:. Гори, воск, гори, моя беда, гори, мое одиночество.

В ад убирайся, никому не доставайся. Господи, прости меня грешного, как я прощаю врагам своим и супостатам. Отпусти мне прегрешения, как я им отпускаю.

Сжигаю чужой грех, сжигаю свою беду. Вековуха, или порча на одиночество, всегда имеет колдовское происхождение и от рождения никому не дается. Навести такую порчу может только человек со специальными знаниями и огромной колдовской силой.

Колдуны часто по просьбе других женщин такую порчу на счастливую соперницу наводят, с той целью, чтобы она по жизни одинока была и в брак вступить не могла. Но даже если ей и удастся замуж выйти, семейная жизнь скоро окончится разводом. Такую порчу можно снять двумя способами. Этот способ одинаково хорош как для избавления от вековухи, так и от печати одиночества.

Выполнять его нужно на убывающую луну в женский день среда, пятница, суббота для женщин и в мужской день понедельник, вторник, четверг — для мужчин. Не ешьте мясного сутки. Приготовьте платок головной для мужчины — носовой. Садитесь на стул перед столом.

Налейте святой водички в блюдце, насыпьте туда щепотку соли, зажгите свечи перед иконами, а спичку киньте в блюдце. Встану, раба Божия имярек поутру рано, выйду на зарю ясну, пойду в церковь Божию. У церкви Божией стоит ангел грозен, меня, молоду, не пускает: Пойду я в чистое поле, в чистом поле дуб зеленый, под тем дубом Божия Мать отдыхает.

Поклонюся, помолюся Божией Матушке: Пресвятая Богородица, сними с меня клятый венец, дай Божию благодать! Пресвятая Богородица тот венец снимала, благодать подавала. Намочите в блюдце правую ладонь и проведите ею по окружности волосяной части головы по часовой стрелке. Затем срежьте ножницами кончики волос одной прядки.

В столовой ложке над свечой растопите воск и положите туда волосы. Вылейте все это в блюдце с водой. На голову наденьте платок мужчина просто кладет на голову носовой платок и носите его примерно час. Весь день нужно поститься не кушать мясного, сладкого, спиртного. Вылитый в воду воск следует закопать у дома. Держите строгий пост напомню: На тринадцатый день отнесите на три перекрестка пеших наговоренный горох — 12 горстей. Наговор на горох следующий:. Праматерь Ева съела с грешного древа, Адам увидал, зарыдал, ангел прилетал, их с рая выгонял.

В раю были вместе, и на земле стали вместе. Так и я молода со своим любимым буду вместе, никто нас не разлучит. Господом повенчаны, печатью Божьей скреплены. Это очень распространенная порча, и наводят ее только на девушек. С венцом безбрачия девушка будет люто ненавидеть любого, кто предложит ей замужество.

Явная нелюбовь к противоположному полу, как правило, говорит о порче такого рода. Еще один верный признак — несчастливая женская доля матери, сестры, тетки — членов семьи по жен ской линии.

В таком случае поможет следующий способ. Рассыпьте по полу сухой горох примерно полкилограмма и ходите по нему босиком, приговаривая:. Сотворил Бог небо и землю, и человека сотворил, мужчину и женщину, их же сотворил еси.

Адам и Ева, не ешьте с древа, с древа съедите, душу с раем разлучите. Ева не слушала, с древа скушала душу с раем разлучила. Душа с раем разлучна, Адам с Евой неразлучны.

Как Адаму Ева дана, как Еве Адам дан, так и мне Господь мужа даст, на жизнь благословенную, на любовь вечную, Господом Богом венчанную. Горох нужно собрать, поднимая руками по одной горошинке, сложить в коробку, поставить под кровать и оставить там на 12 дней. Каждый день, ложась спать, нужно повторять слова заговора. Родовое проклятие достается в наследство от предков. Действовать оно может до седьмого колена, то есть семь поколений вашего рода будут прокляты.

Цель такого проклятия — уничтожить, извести весь род. В роду, на котором лежит проклятие, происходят самые необъяснимые вещи: При родовом проклятии в роду обязательно будут больные, страдающие слабоумием, неудавшиеся личные жизни, бесплодие, разврат, ранние смерти детей и мужчин, сложный характер у многих родственников.

Все это знак того, что в роду не все в порядке. С такой порчей справиться сложно, но можно. Первое средство от родового проклятия — соборование. Это церковный обряд, который обычно в церкви проводится во время Великого поста, но может быть проведен и по требе.

Он направлен на очищение человека от всех грехов, в том числе и от неведомых ему в которых он не может исповедоваться просто потому, что не знает , а также на очищение от грехов рода.

Можно попытаться снять проклятие с помощью следующего обряда. Он выполняется строго в ночь со вторника на среду в 12 часов ночи. К ночи обряда подготавливаете 3 свечи и церковную воду. Ставьте перед собой зеркало со свечами. За собой еще одно зеркало. Нужно раздеться, оставив на себе только сорочку мужчинам майку и плавки. Зажигаете свечи и читаете по памяти! В очи ясные гляжусь, никого не боюсь.

Ни демона, ни ворога, ни человека злого. То не зеркало предо мной, то щит Божий предо мной. То не зеркало за спиной, то щит Божий предо мной. Щитом оборонюся, щитом защищуся, никого не боюся. Бог Господь со мной, ангел за спиной, Богородица наперед. Умываетесь тут же перед зеркалом приготовленной заранее святой водой тазик небольшой приготовить тоже надо будет заранее , утираетесь той одеждой, которая на вас одета, не снимая ее.

Смотрите в зеркало еще столько, сколько будет желание. Пока они будут догорать, находиться около них не обязательно. В первое воскресенье после обряда необходимо сходить в церковь и поставить 12 свечей: Поблагодарите их за снятое проклятие. Этот заговор произносят сразу, как только почувствовали недобрый взгляд или непонятное недомогание. Можно говорить в любом мессе, в любое время, только одно условие: Сгодятся река, ручей или просто вода, которая течет из крана. На работе или дома можно также просто переливать воду из стакана в миску или в другой стакан.

Вода водица, красная девица, как течешь, омываешь красны бережочки, желтые песочки, пенья и коренья, часты пустовья и белы каменья; так омой с раба Божия имя притчи и уроки, и монокосы и оговоры, ветряны переломы, из лиц и из косиц и из ясных очей, и из черных бровей, из белаго тела и из ретиваго сердца, из резвых ног и из белых рук. Ключ и замок словам моим.

Этот заговор учат наизусть, читают про себя, очень тихо, если встретится человек, которого вы опасаетесь, о котором знаете, что он завидует вам, или такого, встреча с которым вам просто неприятна.

Если вам очень трудно выучить текст заговора, можно переписать его, но обязательно своей рукой. Бумажку с заговором свернуть в трубочку и, привязав на шнурок, повесить на шею под одежду лучше рядом с нательным крестиком.

И виделся ей сон ужасен, страшен. На купо росном дереве Христа распяли: Кто тот сон напоминает, Господь на память давает. Он в путь идет, сам с собой берет, его грозой не убьет, лихой человек не найдет и зверь не набредет. Говорят этот заговор трижды на церковную свечу, которую нужно сразу после загасить. Одеяйся небом, покрывайся облаками, препоясайся поясом и силою Пречистыя Богородицы и святыми ангелы ея. Святая Богородица, со ангелами своими святыми, помоги мне грешному рабу своему имя , и загради моему супостату уста, да не возмогут на мя глаголати зла.

Ангелы и святые мои со мною, солнце одесную, месяц ошую раб Божий имя , звезды на главе моей. Этот заговор рекомендуется использовать каждый день во время вечернего умывания.

Ведь мы каждый день встречаемся со множеством людей, следовательно, постоянно рискуем подвергнуться сглазу или порче. Как в Майнкрафт сделать палку и как ее применять 3 года назад in Рецепты. Строим дом в Майнкрафт: Как в Майнкрафте сделать поршень 4 года назад in Рецепты.

Крафтинг на сетке 3х3. Открытие правой кнопкой мыши. Перенос содержимого между двумя одинаковыми сундуками. Добыча руд, алмазов, булыжника и других твердых блоков. Добыча гравия, песка, земли и других мягких блоков. Добыча древесины, досок и предметов из досок.

Создание карты и книг.

© учение без мучения. безударные гласные. коррекция дисграфии. 3 класс. рабочие материалы г. м. зегеба 2018. Powered by WordPress