Книга дело не в калориях читать онлайн

У нас вы можете скачать книгу книга дело не в калориях читать онлайн в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Мозг контролирует все, что вы делаете, чувствуете и о чем думаете. Поглядев в зеркало, нужно поблагодарить мозг за то, что вы видите. Именно мозг решает, будет у вас стройная и подтянутая талия или свешивающееся через ремень пузо. Мозг играет ключевую роль в том, свежая у вас кожа или покрыта морщинами.

От мозга зависит, проснетесь ли вы отдохнувшим или утомленным. Утром за завтраком именно мозг выбирает, доедите ли вы оставшуюся с вечера пиццу или съедите нежирный йогурт с фруктами.

Мозг определяет, соберетесь ли вы в спортзал или останетесь за компьютером, общаясь в сети. Мозг решает, закурите ли вы сигарету и выпьете ли пару чашек крепкого кофе. Каждое мгновение функционирования мозга связано с тем, что вы думаете, чувствуете, едите, с вашей физической деятельностью и даже с тем, как вы занимаетесь сексом.

Контроль мозга — это ключ к самочувствию и здоровью. Проживете ли вы долгую жизнь, подточит ли ваши силы недуг или страшное заболевание оборвет жизнь безвременно — в центре всех этих событий находится ваш мозг. Исследователи из Кембриджа в Англии выяснили, что люди, принимающие неверные решения, сокращают свою жизнь на 14 лет. Сильно пьющие, курящие, физически неактивные, плохо питающиеся люди в возрасте 60 лет имеют те же риски, что и ведущие здоровый образ жизни люди 74 лет.

Значит, решения, которые принимает мозг, могут украсть у вас годы жизни либо добавить их. При здоровом мозге не составляет труда поддерживать прекрасную форму. Когда активность мозга оптимальна, вы с большей вероятностью будете придерживаться здоровой диеты, ходить на тренировки и вести правильный образ жизни. А такой режим жизни опять же помогает совершенствовать тело и приобрести более моложавую внешность, улучшить иммунитет и распрощаться с хроническими болями в спине, мигренями.

С другой стороны, расстроенный мозг ведет к проблемам с телом. Лишние килограммы, морщины, хронические боли и болезни связаны с тем, как работает мозг. Когда мозг функционирует не лучшим образом, вы выбираете вредную пищу, прогуливаете спортзал, потакаете нездоровым привычкам. Он пробовал диеты, но не спообен был их соблюдать. Каждое утро Джек вставал с намерением питаться правильно, но ему так и не удавалось спланировать приемы пищи или загрузить холодильник.

Когда время подходило к обеду, он чувствовал, что умирает от голода, и заходил в первый попавшийся ресторан быстрого питания, где заказывал чизбургер и картошку фри.

Вернувшись домой с работы, он созерцал пустой холодильник и звонил в компанию по доставке пиццы, чтобы заказать ужин. Меган, у которой было трое детей, ответственная работа и проблемный брак, смотрелась старше своих 43 лет.

Ей хотелось бы выглядеть лучше, но кремы и лосьоны из магазина не помогали. Ей редко удавалось поспать больше нескольких часов за ночь. Каждый раз, чувствуя себя вымотанной или подавленной, она тянулась за сигаретой или бокалом вина а то и 2—3 бокалами, если не целой бутылкой. Это на время облегчало ее состояние. Сара, 28 лет, мечтала улучшить фигуру. Она знала, что упражнения помогли бы ей достичь цели. Но ей не хватало энергии и мотивации, чтобы пойти в спортзал. Кроме того, Сара была тревожная и нервная, постоянно думала о проблемах.

Годами Джек, Меган и Сара считали, что их беда заключается в нехватке силы воли и в лени, но это не совсем верно. Их неспособность изменить тело была связана с особенностями работы головного мозга. Свойственные Джеку трудности с планированием объяснялись слабой активностью лобных долей. Эта часть мозга отвечает за планирование, постановку целей, прогнозирование, контроль импульсов и целеустремленность.

Если кора лобных долей неполноценно функционирует, трудно добиться успеха. Курение Меган и пристрастие к алкоголю для снятия эмоционального напряжения могут сигнализировать о повышенной активности лимбической системы мозга. Эта подкорковая область в глубине мозга отвечает за эмоции и настроение.

При пониженной активности лимбической системы людям свойственно позитивное, оптимистичное состояние духа. Чрезмерная активность лимбической системы приводит к негативизму, депрессии, грусти и может побуждать к употреблению никотина, алкоголя и наркотиков. Энергия Сары расходуется на тревожность и беспокойство, что может означать проблему с так называемыми базальными ганглиями.

Они расположены в центральной части мозга и причастны к интеграции чувств и мыслей, а также мотивации. При повышенной активности базальных ганглиев люди тратят энергию на беспокойство и оказываются неспособными к активным действиям. Пример Джека, Меган и Сары показывает, что мозг сильно воздействует на поведение и состояние тела.

Мозг помогает совершенствовать тело, но может и осложнить эту задачу. Если вам трудно соблюдать диету или план упражнений, если у вас бывают хронические боли, если вам не хватает энергии, то вам следует оздоровить мозг. Мозг — это самый сложный и удивительный орган, какой только можно придумать. Он весит всего около полутора килограммов, но при этом работает мощнее самого изощренного суперкомпьютера. Предполагается, что в мозге содержится более миллионов нервных клеток — примерно столько же, сколько звезд на Млечном Пути.

Каждая клетка соединена с другими тысячами отдельных связей. В частичке мозга размером с песчинку со-держится сотня тысяч нервных клеток и миллион соединений между ними.

Если делать сканирование ОЭКТ всего тела, то мозг выглядит светящимся, а остальное тело кажется на его фоне призрачным. Мозг — это представительство личности: Многие думают, что мозг жесткий и по плотности напоминает резину. На самом деле он очень нежный. Чтобы защитить мозг, природа разместила его В твердом черепе, наполненном жидкостью. На внутренней стороне черепной коробки имеется множество краев и швов костей. Некоторые из этих выступов при несчастном случае могут повредить мягкий мозг.

Голова не предназначена для того, чтобы ее пинали и били — как это бывает в боксе или боях без правил. Травмы головы встречаются гораздо чаще, чем принято думать. Каждый год врачи отмечают 2 миллиона черепно-мозговых травм, но еще миллионы остаются незарегистрированными. При этом страдает не только мозг, но и все тело. Если вы думаете, что нарушения возникают лишь в результате таких крайних происшествий, как падение с крыши или вышибание лбом лобового стекла машины при аварии, то ошибаетесь.

Серьезные последствия имеют не только тяжелые черепно-мозговые травмы. Изучив 55 тысяч снимков мозга, я понял, что и умеренные повреждения могут значительно испортить жизнь, самочувствие и внешний вид человека.

Часто люди даже не знают об этих повреждениях, потому что специалисты не делают снимки функций их мозга. Исследования показывают, что люди с небольшими расстройствами работы мозга страдают от проблем с поведением, эмоциями или восприятием. Если мышление нарушено, то трудно принимать верные решения. С мозговыми нарушениями ассоциируют многие случаи алкоголизма и наркомании, а также осложнения со здоровьем, ухудшение внешности и социального положения. Следите за мозгом и телом и берегите мозг от травм.

Не бейте головой по мячу, если играете в футбол, не катайтесь на велосипеде, сноуборде или скейтборде без хорошо пригнанного шлема. Вспомните своих друзей, родных и знакомых. Наблюдая за пациентами, я заметил, что тяжелые события жизни потеря любимых, увольнение, развод у одних людей ведут к депрессии, изменению веса, нежеланию двигаться, приобретению вредных привычек, а у других людей ничего подобного не отмечается.

Сравнивая сканы головного мозга разных людей на протяжении почти 20 лет, я пришел к выводу, что все объясняется резервами мозга. Чем больше ваш резерв, тем лучше вы справляетесь с неожиданными переменами и неприятностями. Чем меньше он, тем сложнее вам пережить трудные времена и тем скорее вы склонны прибегать к сладостям или алкоголю, чтобы справиться с трудностями.

Мэри и Кэти — однояйцевые близнецы. У них абсолютно одинаковый набор генов, они выросли в одной семье и в одних условиях, но выглядят и чувствуют себя совершенно по-разному. Мэри — подтянутая, довольная жизнью журналистка, состоит в длительном счастливом браке и имеет троих отличных детей. У этих сестер нет ничего общего. Я сделал сканирование функций мозга обеих и выяснил, что у Мэри здоровый мозг рис.

Сначала, когда я беседовал с сестрами, Кэти не могла вспомнить, была ли у нее травма головы. Вероятно, из-за того повреждения у Кэти оказалось меньше резерва мозга, из-за чего она стала менее устойчива к стрессу, чем ее сестра. Теоретически резерв мозга примерно одинаков у всех нас, и он огромен.

Но в течение жизни очень многие факторы могут увеличить или сократить его. Если подростком вы падали с крыши, были жертвой домашнего насилия, экспериментировали с наркотиками и алкоголем, то, наверно, сами уменьшили свой резерв. В целом любое поведение, вредящее здоровью мозга, сокращает и его ресурс. С другой стороны, если ваша мама придерживалась правильного питания, принимала мультивитамины и медитировала, она, возможно, увеличила ваш мозговой ресурс.

Его поддержанию способствует также взросление в любящей семье, интерес к учебе. Достаточный резерв мозга создает устойчивость и помогает справляться с неожиданными поворотами жизни без помощи сладостей, алкоголя и наркотиков. Представляем обзорный экстра-курс по системам мозга, от которых зависят ваше поведение и состояние тела. Кора лобных долей префронтальная кора.

Это генеральный директор мозга. Кора лобных долей расположена в передней трети мозга и выступает в роли менеджера работы мозга и тела. Она заведует вниманием, рассудительностью, планированием, контролем импульсов, целенаправленностью и сопереживанием другому человеку. Сниженная активность лобной коры может быть связана с неустойчивостью внимания, импульсивностью, недостаточной ясностью целей и привычкой откладывать дела. Улучшайте резервы своего мозга, придерживаясь полезного для мозга образа жизни.

Передняя часть поясной извилины — ее можно сравнить с переключателем передач автомобиля. Передняя или фронтальная часть поясной извилины проходит через глубокие участки лобных долей и позволяет людям переключать внимание, быть психологически гибкими, адаптироваться к переменам и изменяться, когда необходимо.

Если эта область слишком активна, человек зацикливается на негативных мыслях и действиях; много беспокоится, испытывает недовольство, вечно спорит. Кроме того, такое состояние делает его зависимым или приводит к компульсивному навязчивому поведению. Чрезмерная активность передней части поясной извилины связана с нарушениями пищевого поведения например, анорексией. Лимбическая система висцеральный мозг. Лежит в глубине мозга, отвечает за эмоциональный тонус человека.

У людей, которые ведут себя более позитивно и оптимистично, эта область в меру активна. А чрезмерная активность лимбической системы связана с негативным взглядом на жизнь, снижением мотивации, энергии, самооценки, усилением чувства вины и беспомощности.

Нарушения глубокой лимбической системы ассоциируют с расстройствами настроения. Базальные ганглии окружают лимбическую систему и участвуют в согласовании наших мыслей, чувств и движений. Эта часть мозга также причастна к установке уровня тревожности.

У людей, страдающих от тревожности и физических симптомов стресса к ним относятся головная боль, боль в животе, напряжение мышц , отмечают высокую активность базальных ганглиев. При низкой активности базальных ганглиев наблюдают недостаточную мотивацию. Эта область также участвует в переживании чувства удовольствия и эйфории. И к действию кокаина причастны базальные ганглии. Височные доли расположены за глазами в области висков и отвечают за речь, кратковременную память, стабильность настроения и уровень раздражительности.

Нарушения работы височных долей часто приводят к расстройствам памяти, нестабильности настроения и проблемам с самообладанием. Теменные доли находятся в задней верхней части черепа и занимаются обработкой сенсорных сигналов и определением направлений. Теменные доли поражаются одними из первых при болезни Альцгеймера, поэтому люди с этим заболеванием часто плохо ориентируются.

Нарушения работы теменных долей также бывают связаны с расстройствами питания и синдромом искажения восприятия своего тела как у страдающих анорексией, которым кажется, что они толстые. Расположены в задней части мозга. Расположен в задней нижней части мозга, отвечает за физическую координацию, координацию мыслей и скорость обработки информации.

Между мозжечком и корой лобных долей существует сильная связь, поэтому многие ученые считают, что мозжечок имеет отношение к суждениям и контролю импульсов. При проблемах с мозжечком людям трудно координировать движения, учиться, они медленно обрабатывают информацию.

Алкоголь напрямую воздействует на мозжечок. Выполняя упражнения на координацию движений, можно улучшить работу мозжечка и благодаря этому улучшить работу коры лобных долей, что поможет с принятием решений. Кора лобных долей — рассудительность, прогнозирование, планирование, контроль импульсов.

Глубокая лимбическая система — эмоциональный тонус, настроение, чувства привязанности. Базальные ганглии — интеграция мыслей, чувств и движений; получение удовольствия. Височные доли — память, стабильность настроения, раздражительность и сдержанность, распознавание объектов. Мозжечок — координация движений, мыслей, скорость обработки информации и рассудительность. Вы, наверное, удивитесь, когда я начну перечислять вещи, которые вредят мозгу и встают на пути к приобретению хорошей физической формы.

Вот только несколько примеров нежелательного поведения, о котором я буду рассказывать и дальше в книге. Эта информация так важна, что повторение не повредит. Серьезные повреждения, сотрясения мозга и даже легкие травмы значительно влияют на ваше благополучие. Марихуана, кокаин, экстази, метамфетамины, героин и вещества, которые используют токсикоманы, значительно снижают функции мозга. На мозг влияют не только запрещенные наркотики, но и многие рецептурные препараты например, снотворные, транквилизаторы, некоторые сердечные лекарства и др.

Эти фотографии ужаснут вас. Не обязательно быть горьким пьяницей, чтобы навредить мозгу. Даже умеренные количества алкоголя нарушают функции мозга. Исследования показывают, что мозг людей, которые употребляют алкоголь каждый день, меньше по размеру, чем у непьющих. А когда дело касается мозга, то размер имеет значение! Алкоголь снижает активность коры лобных долей, отвечающих за рассудительность, прогнозирование и планирование.

Поэтому, выпив, люди принимают неразумные решения — вроде того, чтобы сесть за руль или в три часа ночи перекусить в кафе быстрого питания хотя у них проблемы с весом , или заняться сексом без презерватива с партнером, которого они видят впервые в жизни. Жир накапливает токсические вещества. Чем больше в теле жировой ткани, тем хуже для мозга.

Ожирение удваивает риск болезни Альцгеймера, и его связывают с уменьшением количества мозгового вещества. Дисбаланс гормонов щитовидной железы, эстрогена, прогестерона, тестостерона, ДГЭА дегидроэпиандростерон или кортизола влияет на тело и на мозг. Каждые несколько месяцев клетки тела обновляются. Качество новых клеток зависит от потребляемой пищи, так что вы на самом деле являетесь тем, что едите.

Нездоровое питание приводит к расстройствам работы мозга и тела. Недостаток витамина D, минералов, жирных кислот Омега-3 вредит тканям мозга и телу.

Хронические воспаления в теле. Хронические воспаления нарушают кровоснабжение мозга и сердца и считаются причиной многих болезней, включая диабет, заболевания сердца, ожирение и болезнь Альцгеймера. Кровь важна, поскольку несет кислород, сахар, витамины и питательные вещества к мозгу и забирает от него токсины. Все, что ухудшает кровоснабжение органа никотин, кофеин, недостаток физической активности , преждевременно старит его. Особенно это касается мозга.

Проблемный брак, ответственная работа, финансовые затруднения вызывают хронический стресс. Если вы постоянно чувствуете себя в состоянии стресса, мозг велит телу вырабатывать больше гормона стресса кортизола. При повышенных уровнях кортизол усиливает аппетит, тягу к сладкому, увеличивает производство кожного сала усиливая склонность к прыщам , повышает напряжение мышц что приводит к хроническим болям , кровяное давление и риск различных сердечных заболеваний.

Сон менее 6 часов за ночь снижает функции мозга и заставляет мозг выделять гормоны, повышающие аппетит и желание съесть сладкое. Люди, которые недостаточно спят, часто потребляют больше калорий, чем им нужно, и набирают вес.

Кроме того, недостаток сна преждевременно старит кожу и оставляет темные круги под глазами. Курение ухудшает кровоток в мозге и всех органах тела, включая кожу. Курильщика легко опознать по состоянию кожи — она выглядит старше его биологического возраста. Поверьте, мозг курильщика выглядит так же. Курение приводит к очень многим серьезным проблемам с мозгом и телом. Слишком много порций кофе, чая, энергетических напитков с кофеином ухудшают подачу крови к мозгу, обезвоживают мозг, тело и кожу и обманывают мозг, внушая ему, что можно не спать.

Это вредно для тела и мозга. Чрезмерное увлечение просмотром телевизора вредит и мозгу, и телу. У детей ТВ усиливает синдром дефицита внимания, у взрослых повышает риск развития болезни Альцгеймера. Просмотр ТВ свыше двух часов ежедневно, кроме того, повышает риск ожирения. Видеоигры с демонстрацией насилия.

Жестокие видеоигры увеличивают уровень агрессии и ухудшают обучаемость. Более двух часов видеоигр в день добавляют риск ожирения. Если вы недостаточно пьете, то ухудшаете функции мозга и качество кожи появляется больше морщинок.

Недостаток активности ухудшает кровообращение в мозге, теле и гениталиях. Хорошо доказано, что недостаток упражнений плохо влияет на массу тела и здоровье в целом и может снизить сексуальный драйв.

Мы проводили исследования, показавшие, что концентрация на вещах, которые вам не нравятся, снижает активность мозга, учащает сердцебиение, повышает кровяное давление и отрицательно сказывается на многих системах тела. Негативное мышление саботирует ваши попытки сбросить вес, начать упражняться или бросить курить.

Чрезмерное увлечение общением в Интернете и по SMS. Кроме того, это отвлекает от тренировок, способствует набору веса и в целом ухудшает здоровье. Я разработал курс для старшеклассников, посвященный практической заботе о мозге, чтобы научить подростков любить мозг и заботиться о нем. Он был реализован в сорока штатах и семи странах. Неважно, сколько вам лет, если мозг здоров — вы будете наслаждаться жизнью. Человеку со здоровым мозгом легче следить за тем, что он ест, и заниматься физической активностью, соответственно, он будет хорошо выглядеть, у него масса энергии, чтобы сыграть в гольф с потенциальным клиентом или потанцевать с женой.

А вот у парня с расстройствами работы мозга могут случаться импульсивные переедания, что приведет к увеличению веса, диабету 2-го типа и снижению удовольствия от жизни. И кому из них двоих веселее? Женщина со здоровым мозгом хорошо высыпается, просыпается отдохнувшей и посвежевшей, что придает ей уверенности в отношениях, она внимательна на работе. А у женщины со сниженной активностью мозга накапливается усталость, что ухудшает ее профессиональные результаты, мешает продвижению по службе.

Она и выглядит изможденной, что снижает ее самооценку, а это плохо сказывается на отношениях. И кто из них получает больше удовольствия? У меня есть для вас отличные новости! После многих лет изучения снимков мозга и лечения пациентов я обнаружил, что есть множество простейших бытовых факторов, которые помогают усилить функции мозга. Эти простые рекомендации являются ключом к улучшению тела. Дальше в этой книге вы найдете немало идей о том, как улучшить функции мозга.

Вот только несколько для начала. Мозгу необходимы качественные питательные вещества: Исследования показывают, что мозг работает лучше, если вы съедаете 9 порций [3] овощей и фруктов ежедневно. Принимайте витамины, минералы и рыбий жир каждый день. Большинство из нас не получают с пищей все нужные вещества.

Я рекомендую каждый день принимать добавки, а также рыбий жир, который помогает снизить воспаление, улучшить кровообращение в мозге и бороться с депрессиями. Они усиливают кровообращение, увеличивают количество кислорода в крови, помогают бороться со стрессом. Это самый лучший способ помочь мозгу и заодно улучшить фигуру, настроение, зарядиться энергией, в том числе сексуальной, и исправить здоровье. Необходимо не менее 7 часов сна, чтобы мозг работал оптимально, отрегулировал ваш аппетит и позволил коже выглядеть лучше.

Медитация активизирует глубинные структуры мозга и помогает принимать верные решения. Если вы научитесь справляться со стрессом и успокаивать тело, это поможет работе мозга, улучшит настроение и снизит артериальное давление крови.

Если вы сфокусируетесь на том, что любите, мозг будет работать лучше, вы станете более скоординированны. Каждый день записывайте пять вещей, за которые вы благодарны судьбе. Вы увидите значительный сдвиг настроения в позитив уже через три недели. Гормоны, такие, как эстроген и тестостерон, играют ключевую роль в поддержании здоровья и энергии мозга и тела. Существует зависимость между душевными расстройствами и физическими заболеваниями.

Лечение ментальных недугов улучшает функции мозга и общее благополучие. Словом, повседневная жизнь может и улучшить, и ухудшить работу мозга. Мне часто удавалось помочь отношениям в парах. Роб с женой пришли ко мне из-за семейных проблем. Подобно многим мужчинам он думал, что все у них идет нормально и жене надо только расслабиться и принять ситуацию. Когда я посмотрел на его летний мозг рис. Я с удивлением спросил, чем он занимался, что так навредил своему мозгу.

Напуганный видом своего скана, Роб стал следовать моим инструкциям и отказался от алкоголя. Через четыре месяца я сделал контрольный снимок, который выглядел намного лучше. К тому времени его отношения с женой тоже преобразились, и он чувствовал себя моложе на 30 лет. Снимки мозга помогли мне понять, в чем были проблемы Роба. Они также иллюстрируют, что если мозг выглядит старым, то и тело тоже.

Если вы делаете что-то, что ухудшает кровообращение в мозге, то нарушаете его и в коже, делая ее тусклой и морщинистой. Страдает и кровообращение других важных органов что подавляет их функции , в том числе кровоснабжение гениталий что затрудняет сексуальную жизнь, получение удовольствия.

Снимки мозга помогают нам отследить проблемы в отдельных его структурах. Например, если у вас низкая активность коры лобных долей, вы становитесь более импульсивным. Высокая активность передней части поясной извилины делает вас более компульсивным. Перевозбужденные базальные ганглии способствуют тревожности и заставляют есть, чтобы успокоиться. Чрезмерная активность глубокой лимбической системы сочетается с грустью и опять же толкает к еде.

А заторможенность функции мозжечка снижает скорость обработки информации, мешает быть организованным и планировать свою жизнь. Благодаря снимкам можно убедиться, что лишний вес, депрессия, тревожность и пристрастия — это не разрозненные или простые нарушения, и их нельзя лечить одинаково.

Снимки помогают понять различия между пациентами и разработать специальный план лечения. В зависимости от индивидуальной ситуации мозг нужно или стимулировать или успокаивать. Если мы не увидим работу мозга, как мы поймем, в каком направлении двигаться.

Значит ли это, что и вам нужно бежать и делать скан мозга, чтобы изменить тело? Мои книги переведены более чем на 30 языков, и я понял, что не у всех людей есть возможность сделать снимок мозга.

Поэтому я создал самоопросники, которые помогут вам найти сильные и слабые стороны мозга. Краткий и длинный опросники Amen Clinics, касающиеся работы систем мозга, можно найти на нашем сайте www. Эти опросники эффективны и помогли сотням тысяч людей выбрать наилучшее лечение. Разумеется, перед тем как что-то предпринимать, следует проконсультироваться с лечащим врачом.

Помните, что красивый мозг — это красивое тело. Если вы хотите красивое тело, спросите себя, что вам нужно, чтобы сначала сделать красивым свой мозг? Потому что это симптом. Он слишком общий, и его может вызвать множество причин. Например, горе, панические атаки, гипертиреоз, пневмония, рак легких, отравление токсическими веществами, сердечный приступ, аритмия, переломы и трещины в ребрах, несварение желудка, желудочный рефлюкс эзофагит, камни в желчном пузыре, болезни печени, почек и рак поджелудочной железы.

Каждую из этих причин нужно лечить по-своему. Аналогично с причинами лишнего веса. Плохое питание, гиподинамия, сниженная функция щитовидной железы, опухоли гипофиза, некоторые виды депрессии и лекарственные препараты. Избыточная масса тела иногда объясняется низкой активностью мозга, из-за чего люди импульсивно едят, или перевозбуждением определенных систем мозга, способствующим повышенной тревожности. Лишний вес может развиться из-за гиперактивности передней части Поясной извилины эмоциональное переедание или комбинации нескольких проблем.

Существует много разных типов ожирения. Что объединяет боль в груди, избыточный вес, проблемы с кожей, нехватку энергии и депрессию?

Все перечисленное — симптомы, а не причины. Нередко терапевты и пациенты рассматривают их как отдельные, самостоятельные расстройства. Из-за этого упрощенного подхода полагают, что одна рекомендация поможет вылечить каждое конкретное расстройство.

С точки зрения работы мозга это бессмысленно, поскольку не существует массы разновидностей ожирения, стрессовых реакций, тревожности и депрессии. Важно понимать ваши индивидуальные особенности, чтобы исправить настроение, проблемы с сосредоточением, нормализовать массу тела и общее самочувствие.

Это одно из самых вдохновляющих открытий в медицине. Применив некоторые средства и изменив кое-что в образе жизни, можно наладить работу мозга и состояние тела. Ответ на вопрос, почему вы всю жизнь не могли заставить себя правильно питаться и заняться фитнесом, годами бросали курить или лечились, заключается в работе вашего мозга.

Вспомните Бекки, импульсивную нездоровую женщину, про которую я упоминал. Из-за слабой активности лобной коры она не могла контролировать склонность к импульсивному перееданию. Я наблюдал это в своей практике не раз. Когда налаживается работа коры лобных долей, пациент становится более вдумчивым, рассудительным, последовательным и придерживается программы оздоровления. То же происходит при оптимизации других областей мозга. Если мы успокаиваем переднюю часть поясной извилины, люди меньше тревожатся, становятся оптимистичнее и лучше спят, что помогает им преобразить внешность.

Стабилизация височных долей укрепляет память, что помогает людям придерживаться своих целей. Успокаивание базальных ганглиев делает людей расслабленнее и счастливее, у них реже случаются головные боли и проблемы с пищеварением. Усиление функции мозжечка помогает в учебе, в соблюдении полезных для здоровья программ и улучшает результаты в спорте — подачи в крикете или процент удачных бросков в баскетболе. Чтобы получить тело своей мечты, нужно верить, что вы можете изменить мозг.

Из порывов рождается горе, из желаний рождается страх; у того, кто освободился от желаний, нет горя, так чего бояться? Я весь день питался правильно. Съел белково-фруктовый диетический батончик на завтрак; салат из шпината с индейкой, черникой и грецкими орехами — на обед, ломтики яблока и немного миндаля — вместо полдника.

Я знаю, как надо питаться вне дома. Но тем вечером на стадионе брат купил себе огромное яблоко в карамели с арахисом. Все мое внимание полностью сосредоточилось не на игре, а на липком мягком сладком яблоке.

Наш дедушка был кондитером, и мои лучшие воспоминания связаны с тем, как я стоял на стуле возле плиты и помогал ему делать а потом, разумеется, и съедать конфеты. Сладкое всегда было связано для меня с сильными эмоциями. Меня назвали в честь дедушки, и, когда я рос, он был моим лучшим другом. Я знаю, что через 20—30 минут после того, как наемся сладкого, я становлюсь уставшим и вялым.

И все равно яблоко в карамели, которое ел мой брат, притягивало все мое внимание. Я старался не смотреть в ту сторону, но это было так же невозможно, как не смотреть на очень красивую женщину. Воспоминания о сладком вкусе заполонили мой мозг. Поскольку я хорошо поел ранее днем, у меня был достаточный уровень сахара в крови, чтобы преодолеть искушение.

В моей семье были не только кондитеры, но также замечательные повара и люди с избыточным весом. У дедушки, тоже страдавшего лишним весом, случился сердечный приступ, когда ему было немного за Если я не сконцентрируюсь на здоровье моего мозга, здоровом питании и упражнениях, то тоже буду страдать от ожирения. Я благодарен себе, что занялся неврологией — она помогла мне понять, как контролировать свои сильные желания. В этой главе я поделюсь с вами тем, что узнал о контроле над искушениями и умении оставаться на пути к цели — здоровому мозгу и телу.

Понимание механизмов работы воли и самоконтроля — важный шаг в обретении контроля над своим мозгом и телом. В мозге существуют центры концентрации внимания, суждения и сдерживания импульсов лобная кора. Кроме того, есть центры, связанные с мотивацией и удовольствием.

Например, так называемое прилежащее ядро, относящееся к базальным ганглиям. Прилежащее ядро отвечает за сильные желания и мотивацию, которая является одним из двигателей поведения. В мозге также есть центры эмоциональной памяти, которые запускают поведение. Важно вспомнить, где вы были и сколько вам было лет, когда впервые пережили опыт удовольствия от чего-то, которое впоследствии вам стало трудно контролировать.

Мне было 4 года. Этот интенсивный эмоционально-приятный опыт часто прокладывает дальнейшую колею к пристрастиям, даже если первый опыт случился в возрасте 2—3 лет.

Первый опыт запечатлевается в мозге, и, когда вы взрослеете, вы ищете его повторения, потому что это был приятный опыт: Понимание схем эмоционального переедания, курения или выпивки помогает разрушить пристрастия. В этой связи важно упомянуть про четыре нейротрансмиттера, или нейромедиатора [4]. Дофамин считают медиатором удовольствия, мотивации и действия. Кокаин и стимуляторы, подобные риталину, увеличивают количество дофамина в мозге.

Дофамин часто сигнализирует об относительной значимости чего-то. В тот миг, когда я увидел яблоко в карамели, оно стало значимым для меня. Серотинин называют медиатором счастья. Он снимает тревожность и способствует психологической гибкости.

Большинство современных антидепрессантов работают на этом нейротрансмиттере. Когда уровень серотонина низок, люди нередко страдают от тревожности, депрессии и навязчивых мыслей. ГАМК [5] — расслабляющий тормозящий трансмиттер: Эндорфины — это естественные обезболивающие вещества, к тому же способствующие переживанию удовольствия.

Относительная активность каждой из областей мозга и каждого из нейромедиаторов определяет в итоге, насколько хорошо мы контролируем себя и способны ли придерживаться собственных планов, даже в таких мелочах, как отказ от десерта.

Все эти факторы вместе похожи на музыкантов, исполняющих симфонию нашей жизни. Если они играют вразлад, шум может раздражать. Лимбическая система тоже сильно влияет на эмоции и способность доводить дела до конца. Дофамин направляет сильные желания. И при хорошей работе коры лобных долей они действуют как узда или тормоз, контролируя поведение.

Недостаточная выработка дофамина связана с определенными проблемами: Зависимости возникают, когда цепочка замыкается и как бы берет контроль на себя. Когда все вещества и структуры мозга сбалансированы, нам легко концентрироваться на цели и сдерживать свои порывы. Мы способны отойти от лотка со сладостями, шоколадными пирожными, жареной картошкой и мириадами других вредных продуктов. Но если баланса нет рис. Например, если активность лобной коры снижена из-за травмы, плохого сна, злоупотребления алкоголем или наркотиками либо при наличии синдрома дефицита внимания, то нам труднее контролировать свои импульсы.

При здоровом контроле лобная кора работает хорошо и существует баланс между уровнем дофамина, активностью базальных ганглиев и лимбической системы. Если у человека имеется какая-то зависимость от сладкого, например , лобная кора плохо управляет его поведением.

В норме кора постоянно оценивает поступающую информацию и адекватность планируемых решений и действий, при необходимости усиливая или ослабляя контроль. Способность сдерживать себя утрачивается при употреблении наркотиков, при СДВГ [6] , нехватке сна, черепно-мозговых травмах. В здоровой цепочке самоконтроля лобная кора активно работает, уровень дофамина сбалансирован с работой базальных ганглиев и лимбической системой.

У человека с пагубными пристрастиями лобная кора ослаблена и слабо контролирует желания. Любые зависимости меняют мозг отрицательным образом, человеку труднее тормозить свои непосредственные импульсы.

В норме лобная кора непрерывно оценивает качество входящей информации и правильность планируемого ответа, нажимая на тормоза или ослабляя контроль, если нужно. Однажды я лечил женщину 42 лет, которой не помогли шесть программ лечения алкоголизма. У нее был буквально нулевой контроль импульсов. Ей нельзя было выписывать никаких рецептурных препаратов, потому что она могла принять их все разом.

Когда я спросил, были ли у нее травмы мозга, она ответила отрицательно, но, когда я продолжил расспросы, она вспомнила, что в 10 лет ее лягнула лошадь и попала по голове. Снимок ее мозга показал травму лобной коры рис. Комический актер Дадли Мур как-то сказал, что лучшее устройство безопасности в машине — это зеркальце заднего вида, в котором отражается полицейский. Кора лобных долей работает как полицейский в вашей голове. Если бы я не начал лечить лобные доли той женщины, она бы не поправилась.

Я прописал ей препараты, усиливающие функции коры, и они помогли. Если вы страдаете от эмоциональной травмы или живете в стрессе, запасы серотонина либо ГАМК могут истощаться, и лимбическая система становится излишне активной, способствуя подавленному настроению.

Это заставляет вас есть и пить, чтобы получить удовольствие и успокоить лимбическую систему. Исследователи сообщают, что простые углеводы, такие, как печенье и конфеты, резко повышают уровень серотонина. Мы склонны неосознанно использовать сладкое, чтобы преодолеть негативные чувства. Подобно этому, если вы позволили себе лишнее в погоне за удовольствием или использовали кокаин, ваш мозг получил изрядную порцию дофамина.

Поддерживать баланс работы мозга и управляющих им веществ очень важно для контроля над желаниями. Все, что снижает активность мозга, особенно лобных долей, лишает вас здравого суждения и самоконтроля. Избегайте травм защищайте мозг. Плохой сон тоже ведет к общему снижению активности мозга. Старайтесь спать не менее 7 часов [7] ночью см. Чтобы вернуть контроль, силу воли, важно усилить кору лобных долей.

Для этого надо предпринять следующее:. В статье Мэтью Гаилиота и Роя Баумайтера, опубликованной в году, показана важная роль уровня сахара для самоконтроля. Авторы писали, что самоконтроль отказывает чаще, когда уровень сахара низок. Низкий уровень сахара в крови вызывает голод, раздражение или тревогу — все это плохо влияет на принятие адекватных решений.

На уровне сахара сказываются такие вещи, как выпивка, пропуски еды, сладкие перекусы или сладкие напитки они сначала резко поднимают уровень сахара, а через полчаса он резко падает. Несколько исследований выявили связь между уровнем глюкозы и избавлением от курения: Чтобы справиться со стрессом, тоже требуется самоконтроль, потому что необходимо сконцентрировать внимание, мысли и эмоции, поэтому сбалансировнный уровень сахара в крови помогает управлять стрессом.

Поддерживайте уровень сахара сложными а не простыми! Отличный выбор — настольный теннис. В Японии проводилось исследование, показавшее, что 10 минут занятий пинг-понгом значительно увеличивают кровообращение в лобной коре. Многие исследования показали, что она прекрасно активизирует кровообращение в лобной коре. Лобная кора участвует в планировании и прогнозировании. Мозгу нужны отчетливые указания. На листе бумаги запишите свои цели, включая здоровье, отношения с людьми, работу и деньги.

Причем следует обозначать не только цели, касающиеся тела, ведь отношения, проблемы на работе и стрессы, которые они вызывают, тоже воздействуют на вашу волю и тело.

Носите эту страничку с собой, чтобы добавлять в нее идеи, когда они приходят в голову. Закончив черновик, прикрепите его куда-нибудь, где вы сможете видеть эту страницу каждый день, например на холодильник, или на зеркало в ванной, или на письменный стол.

Когда вы сосредотачиваетесь на том, к чему стремитесь, вам легче так построить свое поведение, чтобы достичь целей. Каждый день спрашивайте себя: Вы увидите, что сила воли резко увеличится.

Я хочу, чтобы он знал, как много он значит для меня. Я хочу, чтобы они выросли счастливыми и ответственными людьми. Поддерживать близкий контакт с моими родителями, давать им поддержку и любовь. Особенно сосредоточиться на текущих проектах, находить новых клиентов и участвовать в общественной жизни, занимаясь каждый месяц какой-то благотворительной работой.

Я концентрируюсь на своих целях и не отвлекаюсь на вещи, не связанные напрямую с ними. Обещаю беречь голову от травм. Готовить ланч и брать с собой на работу три дня в неделю, чтобы не ходить в рестораны фаст фуда. Отказаться от газировки и сократить количество съедаемого сахара. Принимать мультивитамины и рыбий жир каждый день. Четко записанные цели помогают работе лобной коры. Например, одно из моих правил — избегать майонеза.

Я люблю его, но не настолько, чтобы съедать столько лишних калорий. Вот пример некоторых полезных правил. Я умею себя прощать. Однажды у меня был пациент с обсцессивно-компульсивным расстройством [8] , который написал себе правил. Сила воли — это чудо, чем больше вы ее используете, тем сильнее она становится. Вот почему роль родителей немаловажна для развития самоконтроля у детей. Если мы будем потакать своему шестилетке каждый раз, когда ему чего-то захочется, то рискуем вырастить избалованного требовательного ребенка.

Так же нужно относиться и к себе, чтобы развить силу воли. Когда связи между нервными клетками укрепляются, их называют потенцированными. Каждый раз, когда мы учимся чему-то новому, в нашем мозге возникают новые связи.

Сначала они слабые, вот почему мы порой запоминаем что-то только со временем и с практикой. Реализуя определенное поведение, такое, как отказ от сладостей, мы усиливаем соответствующие связи в головном мозге, и желаемое поведение становится почти автоматическим. А всякий раз потакая себе в чем-то, мы подтачиваем свою силу воли. Нужно тренировать ее, чтобы облегчить работу мозга и собственную жизнь. Как было сказано ранее, базальные ганглии — это крупные структуры в глубине мозга.

Они задействованы в удовольствии и мотивации. В норме мы должны чувствовать себя счастливыми и мотивированными. Если базальные ганглии работают слишком активно, мы делаемся тревожными. При чересчур низкой активности мы можем быть подавленными и демотивированными. Вот несколько способов сбалансировать центры удовольствия. Такие вещи, как видеоигры, переписка по телефону, Facebook u Twitter, свидания в Сети, порнография, азартные игры изнашивают центры удовольствия. Скоро мы вообще ничего не будем чувствовать.

Каждый раз, как высвобождается немного дофамина, мы испытываем удовольствие. Если дофамин высвобождается очень часто или его слишком много, мы теряем к нему чувствительность, и его требуется все больше. У Кристины и Гарольда были подобные проблемы.

Кристина хотела больше времени проводить с Гарольдом, но он часами играл в видеоигры. Он злился, когда она просила его не играть так много, и, когда он в очередной раз грубо сказал, чтобы она отстала, она ушла от него.

Впоследствии Гарольд впал в депрессию и пришел на прием. У этой пары возникла проблема, которую я видел много раз: Работайте над здоровьем своих центров удовольствия. Осторожнее с развлечениями, ограничьте видео и хоть иногда отходите от компьютера.

Нужно быть осторожнее, притормозить. Находите источник удовольствия в природе, беседах, обмене долгими взглядами с любимым человеком. К ним относятся витамин В 6 , магний, N-ацетилцистеин смотрите Приложение 3. Если у вас есть нерешенные эмоциональные проблемы, очень важно понять и проработать их, иначе они будут занимать ваш мозг. Вот шесть советов, как взять эмоции под контроль:.

Проговаривание проблем помогает выбросить их из головы. Если в прошлом были травмы, я рекомендую терапию. Она быстрая и очень мощная. Получить дополнительную информацию можно на сайте www. Исследования показали, что записывание тревожных мыслей и чувств оказывает лечебное воздействие. Наше исследование показывает, что концентрация на благодарности помогает успокоить глубокую лимбическую систему и усилить здравомыслие.

Упражнения усиливают активность не только коры лобных долей, но и гармонизируют лимбическую систему поскольку вызывают выброс серотонина. Вы не обязаны следовать за каждой промелькнувшей в голове мыслью. Если чувствуете себя грустно, опишите свое состояние. Уравновешивать нужно не только системы мозга, но и химические вещества нейромедиаторы , которые влияют на ваше поведение.

Это химическое вещество способствует позитивному интересу, настойчивости, оказывает стимулирующее действие. Низкий уровень дофамина связан со слабой мотивацией, нехваткой энергии, плохой концентрацией, проблемой с контролем эмоций, некоторыми формами депрессий, болезнью Паркинсона и синдромом дефицита внимания. Серотонин — это вещество миролюбия, счастья и психологической гибкости. Если его мало, люди страдают от разных форм депрессий, тревожности, навязчивых мыслей например, о сладостях или компульсивного поведения.

Увеличить уровень серотонина можно следующим образом:. Поддаваться нежелательному поведениию — значит закреплять его и автоматически замыкать нервные цепи в мозге, осуществляющие эту реакцию. Тренировка силы воли оказывает противоположный эффект и меняет мозг так же, как препараты серотонина. Есть хорошие медицинские доказательства, что 5-ГТФ помогает снижению веса. Инозитол — это вещество естественного происхождения [9] , которое помогает нейронам захватывать серотонин. Зверобой тоже увеличивает доступность серотонина в мозге см.

ГАМК и ее усилители Z-теанин найден в зеленом чае снижают излишнее возбуждение нейронов, что помогает обрести самоконтроль. Низкий уровень ГАМК выявляют при многих психических расстройствах, включая тревожность и некоторые формы депрессии. Я часто рекомендую следующие пищевые добавки:. Это важный белок мозга. В недавних исследованиях была продемонстрирована его эффективность в лечении обцессивно-компульсивных расстройств и для снижения боли. Эндорфины связаны с переживанием удовольствия и обезболиванием.

Это естественные морфины героиноподобные вещества , создаваемые нашим телом. Они замешаны в возникновении пристрастий и потере контроля.

Естественные способы увеличить уровень эндорфинов следующие:. Чтобы контролировать сильные желания, нужно сбалансировать работу мозга и уровень химических веществ удовольствия и контроля. Лобная кора поможет держать в узде центры удовольствия и эмоциональные импульсы, дабы довести вас до целей. Ребекка, 44 года, не могла остановиться в еде, особенно на ночь глядя. Она думала о еде постоянно. Эти мысли преследовали ее, даже если она старалась отвлечься. Она ненавидела свою внешность и испытывала отвращение к себе.

Диета Аткинса — много белков и мало углеводов — сделала ее раздражительной и эмоциональной. Таблетки для похудения спровоцировали тревожность. Она не могла успокоиться без 2—3 бокалов алкоголя на ночь, но дополнительные калории в выпивке никак не помогали решить проблему ожирения. Она обратилась в нашу клинику из-за семейных неурядиц: Рик, 37 лет , растолстел за год. Он успешно занимался продажами в крупной ликерной компании на Западном побережье, все время был в разъездах и посещал многочисленные обеды и спортивные мероприятия.

По мере набора веса у Рика появились проблемы с концентрацией внимания и импульсивностью. Он еле закончил первый год в колледже, когда нашел работу в ликерной индустрии, которая ему нравилась.

Рик привел в нашу клинику и сына, у которого были трудности в школе такие же, как когда-то у самого Рика. Увидев, насколько лечение помогло сыну, он решил и сам пройти обследование. Черри, 52 года , еще подростком страдала булимией, и ее тайной было то, что она до сих пор иногда объедалась, а затем вызывала у себя рвоту, особенно в периоды стресса. Она не раздевалась в присутствии мужа и часто ссорилась с ним, лишь бы не заниматься сексом и избежать необходимости показываться обнаженной.

Она крайне негативно мыслила, постоянно тревожилась из-за работы и домашнего хозяйства и из-за этого становилась неорганизованной и несобранной. Черри выросла в семье алкоголиков и не умела выражать свои чувства, не доверяла их другим. Черри обратилась к нам по совету сестры, Которой мы помогали лечить депрессию. Джерри, 62 года , не мог справиться с проблемами веса.

В детстве он был спортивным энергичным ребенком и обожал играть вне дома на солнце. Он вырос в Южной Калифорнии, проводил много времени на пляжах, играл в волейбол и занимался серфингом. Он любил новую работу, имел неплохой доход, но со временем, особенно зимой, у него стала пропадать энергия и портилось настроение, он начал набирать вес, несмотря на тренировки.

Причем набирал больше веса, чем удавалось согнать летом. Джерри также жаловался на хронические боли. Он пришел в нашу клинику на Северо-Западе, чтобы разобраться с весом и перепадами настроения. Конни, 28 лет , ела, похоже, непрерывно.

Она жевала что-то по дороге на работу, на работе, по пути домой и поздно Ночью. Если она не подкреплялась несколько часов, то становилась нервной и тревожной. Она часто жаловалась на раздраженный кишечник, боль в мышцах и головную боль. В колледже она расслаблялась с помощью марихуаны. Она пришла к нам в клинику, потому что ее семья жаловалась на ее тревожность и раздражительность. Камилла, 64 года , катастрофически худела.

За 2 года до того как обратиться к нам она пережила трудный развод, а еще через год умерла ее мать. Ей казалось, что ее организм все время перегружен. Она не могла нормально спать, ее мысли постоянно метались, она страдала от диареи и высокого давления крови.

К нам она пришла, чтобы успокоить тело и ум и набрать прежний вес. Но снимки мозга у них были разными. Ребекка страдала компульсивным перееданием. Снимок ее мозга показал слишком низкую активность передней его части в области поясной извилины , вероятно, из-за нехватки нейромедиатора серотонина. Мы подобрали ей рациональную программу потери веса и назначили 5-гидрокситриптофан, чтобы увеличить уровень серотонина.

Она начала сбавлять вес, стала лучше себя чувствовать и ладить с мужем. Рик страдал импульсивным перееданием. Он тоже с трудом контролировал свое поведение. Снимок его мозга показал низкую активность коры лобных долей вероятно, из-за недостатка дофамина.

Как и у его сына, у Рика был синдром дефицита внимания. Благодаря лечению, которое увеличило уровень дофамина, Рик смог концентрироваться на чем-то и обрел контроль над импульсами. Черри страдала импульсивно-компульсивным перееданием. В ее поведении сочетались черты импульсивности ее булимия и компульсивности повторяющиеся негативные мысли и отсутствие гибкости. Он потерял здесь стольких близких, соседей, здоровье потерял. А сейчас здесь же!

Как все, только со всех сторон окружен памятью…. Да, не забыто — разве может человек такое забыть, даже если бы и хотел, имел право?! Да, все это помнят еще живущие блокадники. Они блокаду выдержали, они переносили ее изо дня в день, сохраняя человеческое достоинство. Они ведь, эти люди, щадили нас все годы, но себя, рассказывая, уже не щадят…. Многое в этих людях удивительно и неожиданно. Но потом все оказывается таким простым, понятным, таким человеческим… и еще более поразительным.

Например, поражает и бесконечно трогает — сколько их, бывших блокадников, писали и пишут… стихи. Не просто и не только дневники, воспоминания, но и стихи. Едва ли не каждый десятый. Например, в м женщина посылает письма-стихи на Большую землю, а ей отвечает, тоже стихами, эвакуированная ленинградка-племянница… Что это — влияние самого города с его несравненной поэтической культурой? Или же слишком врезалось в сознание ленинградца, как оно было: Нет, не в том смысле, что ленинградец опускает в своих воспоминаниях холод, голод, трупный ужас тех дней и ночей.

Все это живет в нем как крик боли до сих пор. Но во всем и надо всем — понимание почти каждым поразительно! Отрезанный, блокированный город был, и это надо понять, силен своим неодиночеством, к нему были устремлены внимание, любовь, вера всей страны. Неслыханные жертвы, немыслимые испытания, о которых рассказывает блокадник, просветлены чувством гордости, поэтическим чувством: И вот первый день снятия блокады.

Начали военные корабли стрелять. Это такое было зрелище, что я никогда не забуду. Немало душ, сердец во всем мире потряс зимний дневничок маленькой Тани Савичевой: За послевоенные годы выпущены, особенно в Ленинграде, сборники воспоминаний участников героической обороны Ленинграда и прорыва блокады — генералов, полководцев, рядовых солдат Ленинградского фронта. Есть воспоминания юных защитников города — школьников, юнг, воспоминания тех, кто создавал в блокированном городе овощную базу, заготавливал лес, торф… Книга об ученых ленинградской блокады, артистах, художниках, врачах, учителях.

Фадеева… Все они честно, талантливо, страстно изображали увиденное, пережитое, опыт самих авторов и их героев. Чаковского вобрала в себя и документы и факты, передающие мужество великого города. И то, как связана была история ленинградской блокады с историей всей Великой Отечественной войны. Что еще можно поведать людям, миру обо всем этом? И нужно ли это ему, сегодняшнему миру? Мы хотели дополнить картину свидетельствами людей о том, как они жили во время блокады. Записать живые голоса участников блокады, их рассказы о себе, о близких, о товарищах.

Мы ограничивали себя, свой интерес к профессиям, к службам, потому что не в силах охватить разные стороны жизни огромного города, показать все разделы. Нас интересовало прежде всего пережитое. Мы хотели записать, понять, сохранить все то, что было пережито, прочувствовано, изведано душами людей, не вообще людей, а конкретных людей с именами и адресами, старых и молодых, сильных и слабых, тех, кого спасали, и тех, кто спасал… Оказалось, что быт и бытие сошлись в тех условиях, когда ведро воды, коптилка, очередь за хлебом — все требовало невероятных усилий, все стало проблемой для измученного, ослабевшего человека….

Откуда брались силы, откуда возникала стойкость, где пребывали истоки душевной крепости? Перед нами стали, открываться не менее мучительные проблемы и нравственного порядка. Иные мерки возникали для понятия доброты, подвига, жестокости, любви. Величайшему испытанию подвергались отношения мужа и жены, матери и детей, близких, родных, сослуживцев. В рассказах людей вставали те сложные моральные задачи, которые приходилось решать каждому человеку.

Мы увидели необычайные примеры крепости духа, примеры благородства, красоты, исполнения долга, но и — неслыханных страданий, мучительных лишений, смертей….

Не всегда было ясно — пришло ли время для этих рассказов такой жестокой беспощадности? А с другой стороны — не ушло ли, не упущено ли время и возможность рассказать об этом так, как это было вживе и въяве, так, как это помнят лишь сами ленинградцы?.. В морозные дни обстрелов, голодных галлюцинаций узнаваемый всеми радиоголос Ольги Берггольц говорил ленинградцам и от их имени:.

Да, ленинградец блокаду переносил изо дня в день с трагической стойкостью, достоинством. С тем же достоинством долгие годы удерживал, сохранял в себе обжигающую правду о пережитом. Будоража их все еще воспаленную болью и утратами душу, мы не раз спрашивали себя: Ответом служат сами же рассказы ленинградцев.

В них — в тексте, в интонации — звучит: Уже с года, со дня снятия блокады, когда выставку обороны Ленинграда стали переделывать в Музей обороны, начался, по сути, правдивый, впечатляющий рассказ о героизме девятисот дней. Один из создателей музея, Василий Пантелеймонович Ковалев, наизусть помнит все экспонаты, он рассказывает так, словно ведет нас из зала в зал: Был там и дневник Тани Савичевой, тот самый, который выставлен ныне в центре мемориала Пискаревского кладбища.

Записки девочки она погибла в году в эвакуации стали одним из грозных обвинений фашизму, одним из символов блокады. Дневник имеет свою историю. Зал, в котором она была, отличался особенным оформлением: За этой витриной стояли весы и на весах лежало граммов хлеба, а напротив была витрина, в которой был сосредоточен материал по пайкам, которые выдавались ленинградцам.

Посреди музея стояла витрина из старого музея Ленинграда, с одной стороны лежал дневник Тани Савичевой, синим карандашом написанный, с другой стороны лежали ордена погибших в блокаду, в том числе лежали документы погибшего молодого человека. А перед этим залом был зал снайперский. Я помню, как стояла леди Черчилль у этого экспоната — дневника Савичевой, стояла около витрины, и на глазах были слезы, когда ей перевели содержание.

Стоял у этой книжки Эйзенхауэр. Он был в музее вместе с Жуковым. Буденный долго стоял, Калинин. Кстати, дом, в котором когда-то жил Калинин, был как раз напротив музея, в том же Соляном переулке.

Что отобрать и как выстроить? Без такой, без авторской, работы материал сам себя похоронит; кто и когда это прочтет? А с другой стороны, главными авторами все-таки должны оставаться блокадники. Они рассказывали — мы записывали.

Они передали нам свои дневники, свои записки-воспоминания. Теперь это и нашей памяти боль и богатство. Читателю конечно же нужны, интересны прежде всего те, кто сам все это пережил, люди-свидетели, люди-документы. Мы это сознавали, да и поневоле немеешь перед их правдой и судьбой.

Свою авторскую задачу и роль мы видели в том, чтобы дать ленинградцам возможность встретиться друг с другом на страницах нашей работы, в главах блокадной книги. У этих сотен столь разных людей судьба одна — ленинградская, блокадная. Есть факты явно невыносимые, есть истории легендарные, которые и не проверить… Мы опускаем сотни страниц того, что так старательно искали, записывали, расшифровывали, если эти страницы не выдерживают соседства других страниц, рассказов, судеб.

Надо было оставить самое значительное и самое обыденное. Литература и хорошая уже была. Всему свое время и место. У литературы свои преимущества и возможности. Но и своя ограниченность, если имеешь дело с таким событием и такими страданиями. Поэтому мы просим принять неправильности и повороты живого рассказа. Люди не только голодали, не только умирали, не только преодолевали страдания — они еще и действовали.

Они работали, они помогали воевать, они спасали, обслуживали других, кто-то снабжал ленинградцев топливом, кто-то собирал детей, организовывал больницы, стационары, обеспечивал работу заводов, фабрик. В сущности, это было в каждом рассказе — голод, холод, обстрелы, лишения, смерти и, следовательно, душевные проблемы, порождаемые страданиями, и тут же активность людей, то, что они делали, как боролись, несмотря ни на что.

Три эти стороны жизни появлялись в любом рассказе. Конечно, в каждом рассказе, в каждой судьбе три эти части не расчленены. Разъединять цельное повествование трудно. Потому что каждый рассказ был рассказом не о каком-то случае. В блокаду люди жили, поэтому и рассказывали они о всей жизни, где сплетались воедино и предвоенные годы, и семья, и послевоенная судьба, там были и фронт, и эвакуация, и нынешняя жизнь.

Из этого цельного, связанного чувством и настроением изложения приходилось брать, выдирать один какой-то эпизод, а то всего лишь фразу, мысль, то есть разрывать неразрывное. Приходилось исключать в рассказах фронт, хотя город был неотделим от него. Было обидно обходить бойцов Ленинградского фронта, которые несли тяготы голода, не имели сил прорвать блокаду, освободить город, но в то же время не пустили фашистов в город, не позволили им снять войска из-под Ленинграда для других фронтов.

Не только враг держал город в блокаде, но и голодные, малочисленные армии Ленинградского фронта лютой хваткой держали гитлеровские армии у стен Ленинграда. Один за другим — ударами Синявинской операции и на Московской Дубровке — срывались немецкие планы захвата города Ленина.

Блокадная книга составлена из записей, рассказов нескольких сотен человек. Мы не могли упомянуть всех, кого записали, не могли использовать всего собранного материала. Но все равно так или иначе они присутствуют в этой книге, в этом отборе. С этого приходится начинать. Надо прежде всего представить всю меру лишений, утрат, мучений, пережитых ленинградцами, только тогда можно оценить высоту и силу их подвига. Две женщины идут по улице, с ними девочка лет пяти — она на ходу пытается поиграть, попрыгать….

Эту фотографию мы потом увидели в музее Ленинграда, в музее Пискаревского кладбища, в книгах и альбомах, посвященных блокаде. Ее перепечатывают в журналах в памятные даты вместе с фотографиями занесенных снегом троллейбусов, саночек с мертвецами….

А у прыгающей девочки не ножки — спички, и только колени уродливо раздались…. Мы всматривались заново в эту фотографию, сидя в квартире Вероники Александровны Опаховой. Скоро пришла и ее дочь, Лора Михайловна, такая же невысокая, как мать, такая же приветливая, но более сдержанная, с какой-то неуходящей грустью в глазах. На столе перед нами лежал семейный альбом. Женщины, что сидели перед нами, никак не связывались в воображении, не соединялись с теми, что на фотографии.

Эту женщину, Веронику Александровну, многие, возможно, даже видели, приходя на Мойку в Академическую капеллу. Кажется, что она вам лично благодарна за то, что пришли. Может быть, еще и потому, что вы, не зная того, пришли послушать и ее дочь Лору Михайловну, которая поет в хоре. А живут они тут же, на Мойке, в двух шагах от места работы.

В их непросторной квартире мы долго рассматривали знаменитую фотографию. От нее и начался рассказ сначала матери, затем и дочери. Вы не видели голодных детей, а у меня их было трое. Старшей, Лоре, было тринадцать лет, и она лежала в голодном параличе, дистрофия была жуткая. Как видите по фотографии, это не тринадцатилетняя девочка, скорее старуха.

А когда нас потом эвакуировали вместе с моими детьми в Сибирь, там решили, что приехали две сестры — настолько она была страшна, стара и вообще ужасна. Это были не ноги, а косточки, обтянутые кожей. Я иногда и сейчас еще смотрю на свои ноги: Это под кожей, видимо, остатки цинготной болезни. Цинга у нас у всех была жуткая, потому что сами понимаете, что сто двадцать пять граммов хлеба, которые мы имели в декабре месяце, это был не хлеб. Если бы вы видели этот кусок хлеба!

В музее он уже высох и лежит как что-то нарочно сделанное. А вот тогда его брали в руку, с него текла вода, и он был как глина. И вот такой хлеб — детям… У меня, правда, дети не были приучены просить, но ведь глаза-то просили. Просто, знаете, это не передать… Гостиный двор горел больше недели, и его залить было нечем, потому что водопровод был испорчен, воды не было, людей здоровых не было, рук не было, у людей уже просто не было сил.

И все-таки из конца в конец брели люди, что-то такое делали, работали. Я не работала, потому что, когда я хотела идти работать, меня не взяли, поскольку у меня был маленький ребенок.

И меня постарались при первой возможности вывезти из Ленинграда: Не знали, что все пойдет так хорошо, начнется прорыв и пойдут наши войска, пойдет все очень хорошо. Нас вывезли в июле месяце сорок второго года. Как видите, она пытается прыгнуть, хотя ее колено вот такое было: Солнышко греет, она с мамой идет, мама обещает: А дома она, бывало, садилась на стул, держала в руках кошелек такой, рвала бумажки — это было ее постоянное занятие — и ждала обеда.

Животик у нее был, как у всех детей тогда, опухший и отекший. Потом, когда мы покушаем, она снова садится на свой стул, берет эти бумажечки и снова рвет, наполняет кошелек.

Она занималась уничтожением мелких бумажоночек. Сейчас она взрослый человек, у нее двое детей. Она родилась в тридцать седьмом году. У меня муж был военный. Жили мы тогда в военном городке. В то время вернулись очень многие наши военные, которые были в Испании. Мужу понравилось это испанское имя, и он дал его дочке. Он был человеком мирной профессии. Он музыкант, был гражданским дирижером любительских оркестров.

Потом ушел на военную службу и стал военным дирижером. Был обучен и как медик. А среднюю дочь Бертой зовут, она тоже жива. Все они у меня живы, вся тройка. Я была в санитарной бригаде у нас в доме. Но когда врач узнал, что у меня трое детей, меня освободили. А так я ходила заниматься на медицинские курсы, ну, первая помощь: Тогда все ленинградцы занимались этим.

Сейчас наш дом — Мойка, двадцать, квартира семнадцать. Дочь моя работает уже двадцать лет здесь, в Капелле. У нас на Гражданской была двадцатиметровая комната и такая семья — вот дочери и дали эту квартиру. У нас маршрут был такой: Я их водила, чтобы отвлечь от мысли, что надо кушать.

Лора только что поднялась. Врач сказал, что ее надо больше тренировать в ходьбе: Видите — она идет с палочкой. И врач говорил, что пусть она как можно больше ходит. Так что мы делали очень большие круги. Даже иногда заходили в кино, смотрели, чтобы отвлечь как-то мысли от еды. Сеанс прервали, зал затемнили, и мы немножко посидели там.

Зимой, конечно, было труднее, потому что, сами понимаете, воды не было, водопровод нарушен. Значит, люди шли с чайниками, кастрюльками, с санками — кто как мог.

И вот в этих люках были люки открыты с чистой водой брали воду. А потом у нас в доме дали воду в прачечную, и мы в эту прачечную ходили цепочкой, потому что там лежали груды мертвых, которых увозили машины. Подбирали по улице мертвых, складывали в прачечной потом машина приезжала и забирала. И там же вода была, в прачечной. Так что мы шли рука за руку. Кто боялся, тот не смотрел в ту сторону. Первый несет лучину, как в деревне, и последний несет лучину, а остальные все идут и держат в руках кто чайник, кто кувшинчик.

Надо же помыться, надо же попить, надо и приготовить. Если я вот могла взять кого-либо из ребят, давала чайник или кувшин, чтобы шли вместе. Здесь была открыта масса магазинчиков с канцелярскими принадлежностями, с книжками. Увозили в июле у меня где-то даже эваколисток есть. Меня тогда в военкомат пригласили как жену военнослужащего, потому что у меня в мае прекратилась выплата по аттестату.

Тут я начала жить на то пособие небольшое, что мне военкомат давал на детей, поскольку их было трое. Как вы тут идете с матерью, с сестренкой? Как вы помните свои двенадцать-тринадцать лет? А второе, когда ни руки, ни ноги не действуют и не знаешь, будешь ли ты жить и действовать вообще.

Врач приходила каждый день и смотрела, но я понимала, что она только проверяла, жива я или не жива. Она выписала шроты, ну, жмых, выжимки, которые были у нас в детской больнице, шротовое молоко. Но это все было, конечно, несъедобное.

У нее было две таких больных, как я, то есть я и еще одна девочка. Вроде того, что и со мной должно повториться. И когда на другой день она пришла и увидела, что я жива, она даже удивилась. А потом я встретила эту врачиху. Это после войны, наверно, в пятьдесят третьем году было. Мы шли, у меня ребенок уже был, маленький. Как ваша семья, муж? Она онемела, она не знала, что сказать. То есть это вообще чудо из чудес получилось. И очень хотелось жить. Вы даже не представляете! Я даже удивляюсь, что у ребят моего возраста была такая большая сила воли.

Я помню, у нее такое состояние было, что она сидела и стригла бумагу. У нее мозоли на руках были от этого. Это, конечно, такое психическое состояние было у ребенка. Ей есть все время хотелось, понимаете? Когда ребенок есть хочет, он просит. А она не просила, потому что понимала, что взять неоткуда. Она сидела и стригла и рвала бумажки, то есть даже могла сойти с ума.

Позже мы встречали похожее и в других рассказах о блокадных голодающих детях. Мальчики и девочки рвали, стригли бумажки, сидели, покачиваясь из стороны в сторону, что-то ковыряли непрерывно, методично, стараясь как-то заглушить сводящее с ума чувство голода. Она пошла первый раз в булочную сама. Пришла и сказала, что у нее ножка слабая, ватная какая-то. Потом пошла со мной дрова пилить, потому что врач говорила, что тепло — это первое дело, кроме еды, нужно еще и тепло.

И вот когда мы пошли с ней пилить дрова, она свалилась окончательно. Наверх ее уже пришлось нести. Она лежала с декабря до мая. Я не могу сказать время точно, конечно, но в начале мая она начала вставать. И врач, которая ходила к нам, говорила, что обязательно делайте прогулки побольше, чтобы укрепиться, потому что был период такой в декабре — январе, когда мы все легли, не было уже сил ни бороться, ни желания встать, ни желания что-либо делать.

Двери в квартире были открыты настежь, входил кто хотел. И вот как-то раз пришла врач, я лежала, и все лежали, потому что мы уже потеряли всякие ощущения от такой жизни. Врач на меня так накричала, сказала, что по квартире мы должны ходить. Ух как она меня ругала! Это все-таки был хороший очень доктор. Она ходила к нам изо дня в день, хотя и не надеялась, что мы выживем.

В последнее время она мне говорила: Это потому, что в то время бывало, когда люди умирали, оставшиеся пользовались их карточками. Ну, и всегда удивлялись, что она вот лежит, но живет. У нее было желание что-то иногда делать, что-то почитать, что-то пошить одной рукой, как-то приспособиться.

И вот потом я об этом говорила , когда наступила весна, пригрело солнышко, мы пошли гулять. Ноги очень болели — после лежания долгого и после цинги. Мы вышли, и я думала недалеко с ней идти. Пусть она и весила всего ничего, но и я весила в то время сорок два килограмма. Вы сами понимаете, что это тоже уже вес одних костей. Мне было трудно поднимать ее.

И соседки сказали, слава богу, мол, зиму вы пережили благодаря тому, что старшая девочка умерла, а вы пользовались ее карточкой. Тут Лора заплакала и сказала: Не будем слушать этих старух!

Не узнали… Мы начали делать прогулки. Сначала прогулки были не очень большие, а потом больше и больше. Как раз во время прогулки, видимо, я и натолкнулась на этого товарища, на фотографа. Даже не я увидела. Я была у своей приятельницы, мы с ней очень давно дружим. И она тоже прожила с ребятами долго здесь, в Ленинграде, и тоже эвакуировалась уже летом. Ее сын был в Музее обороны. А мальчишки, знаете, бегали туда, там были сбитые самолеты, немецкие каски, оружие и так далее.

Он прибежал и говорит: А я вас видел! Но поскольку она сама уехала, пришлось идти туда Лоре. Вот когда Лора пришла и попросила, чтобы ей выдали эту фотографию, и когда она ее увидела, с ней стало плохо. Вы сами понимаете — увидеть себя в таком состоянии! И вспомнить все это! Снова за какой-то короткий момент пережить весь этот страх и ужас! Мужчина к ней подошел, какой-то тамошний сотрудник, и говорит: В этот год — сорок первый и сорок второй — погибла такая масса народу.

А женщина, которая выдавала фотографии, говорит ему: Вот так мы получили эту фотографию. И я храню ее у себя. Вот что стоит за одним снимком. Для безвестного военного фотографа-корреспондента он означал надежду, пробуждение к жизни. Для нас, сегодняшних, он — взгляд издали в ту страшную и легендарную блокадную реальность. Для семьи Опаховых, матери и дочерей, это живая боль памяти.

Надежды эти казались поэтическим образом, мечтой, а не предвидением. Прошло тридцать пять лет, и оказалось, что Ольга Берггольц права. Только поэзия обладает таким даром пророчества. В пустых, вымороженных, темных квартирах после мертвого стука метронома звучал негромкий, чуть запинающийся женский голос, который ждали все ленинградцы.

Сквозь голодные видения к людям прорывались сострадание и любовь. Они исходили от женщины, которая так же мучилась, голодала, все понимая, все чувствуя. И вот спустя целую жизнь мы приходим к этим людям и просим рассказать нам о блокаде. Не вообще о блокаде, о ней много написано, а о своей жизни в блокаду. Первое, что они отвечали:. Про других, про отдельные эпизоды — как работала фабрика или как рыли окопы и ставили противотанковые надолбы — пожалуйста.

Но только не про свою жизнь. А мы просили именно про это, про себя, про свои переживания. В конце концов они соглашались. За исключением, может, двух или трех человек.

Может быть, некоторые рассказывали не все. Иногда они щадили нас. Иногда они боялись за себя. Погружаться в прошлое было мучительно. Рассказывая, плакали, умолкали, не в силах справиться с собою. После этих рассказов некоторые долго не могли успокоиться… В последующие дни многие звонили нам, приходили, писали, вспомнив что-то еще и еще или же, наоборот, ужасаясь тому, что прорвалось, прося стереть запись.

Мы настаивали с жестокостью, которая нам самим была тягостна и даже стыдна. Мы просили, ссылаясь на историю, на новые поколения, которым надо знать все как было. Втайне нас мучили сомнения — стоит ли? Для чего снова спустя десятилетия вытаскивать из забвения немыслимые муки и унизительные страдания человеческие? Разве это кому-нибудь поможет? Рассказав нам и про голод, про госпиталь, где она работала, и про эвакуацию, Галина Евгеньевна Экман-Криман закончила так: Оглядываясь сегодня назад, люди не верят себе, тому, что они могли.

Это был особый взлет человеческих способностей: Об этой поре не хочется вспоминать, но когда вспоминаешь, начинаешь думать, что все же это была пора, когда каждый мог свершить, проявить благородство, раскрыть щедрость своей души, ее смелость, любовь и веру. У каждого оказывался свой рассказ.

У каждого было свое. Повторения были неизбежны, но все равно в каждом рассказе была своя, ни на что не похожая история.

Мы слушали, записывали, и не раз нам казалось: Насыщение материалом не проходило. Мы так и не дошли до того ожидаемого края, когда дальнейшие рассказы уже ничего существенного не могут добавить к тому, что мы знаем. Может, этот край где-то впереди, еще через тридцать, пятьдесят рассказов, а может, его вообще нет и такого насыщения не существует.

Когда мы 5 апреля года делали свою первую запись, приехав к Марии Гурьяновне Степанчук ул. Но женщина настойчиво и как-то испуганно уходила от этого… И мы не решились настаивать. Потом оказалось, что именно этим причинили человеку еще большее страдание. Сложное это чувство — блокадная память! Затем, растревоженная, объехала всех подруг и знакомых блокадных из двадцати семи, как сказала нам женщина, осталось их у нее четверо. Сходила на могилу дочери, сходила в церковь. И, кажется, не только потому, что воспоминания расстроили.

Но и от какого-то чувства вины перед своей погибшей дочерью, о которой ничего не рассказала: Каким-то странным образом это подействовало на женщину не то чтобы успокаивающе, но все же сняло напряжение последних дней. Есть в воспоминаниях блокадников и спор, а точнее, продолжение спора не повседневного ли? Это как с ребенком в семье: А что такое на самом деле блокада? Внучка в прошлом году писала и нынче говорит: Это вырвалось у Таисии Васильевны Мещанкиной ул.

Она пыталась, и не раз, дома, среди своих же детей и внуков рассказать какие-то подробности про блокаду — не верили. А чем она могла доказать? Мы сплошь и рядом сталкивались с этим ожиданием; недоверия, болезненным, опасливым чувством, которое возникало по ходу воспоминаний; по мере того как человек слышал себя, он настораживался, его история сглаживалась, усыхала, подменялась общеизвестными фактами.

И когда он, значит, рассказывал все эти тяжелые истории, что людям приходилось испытывать во время голода, то многие студенты слушали весьма и весьма, так сказать, невнимательно. А после его рассказа вышла девушка и сказала, что она не понимает, что же здесь такого: Но это самое простое — обвинить в глупости, в благополучии, в бездушии.

Или же отмахнуться от них, признать исключением. Стоит вдуматься — при намерениях самых благих, при душевной и гражданской чуткости легко ли человеку, никогда не испытавшему голода, вот так, с ходу, умозрительно представить себе, что это такое.

Что такое долгий ленинградский голод и что значит, при этом голоде кусочек хлеба в граммов, что значит обломок хлебной корки… Нет, требовать этого от человека, выросшего в сытости, в тепле, нельзя, ему рассказывать надо терпеливо, убедительно, воображение его разбудить.

Преемственность поколений налагает обязанности на тех и на других. Новые поколения должны узнать, услышать рассказы людей, которые все это перенесли и пережили. А мы избегали всегда с ними об этом говорить, рассказывать. Может быть, и зря, потому что они так и не поняли. Мишка как-то сказал Тамаре: Вот папа — он на фронте был! Во время одной из записей блокадного рассказа возник разговор, поразивший нас. Рассказывала женщина, слушали ее дочь, зять, внуки.

Конечно, и нам и рассказчику лучше было обходиться без посторонних слушателей, но это не всегда удавалось. И уединиться было некуда, кроме того, любопытство одолевало и домашних и соседей. Впрочем, иногда реплики слушателей помогали, их недоверие, их сочувствие, ахи, слезы, возбуждали память. Та запись, о которой идет речь, была нелегкой, рассказ был тяжелым, и, видимо, младшим все эти подробности о бедах их семьи были неизвестны. Они хотели все знать и не хотели. Сами они никогда не стали бы расспрашивать, но тут слушали внимательно, напряженно.

Первым не выдержал зять. Не такой уж и молодой, не ленинградец, он воскликнул:. Сдать надо было город. Для чего людей было губить? Так просто, естественно вырвалось у него, с досадой на нелепость, на странность того, минувшего. Поначалу мы не совсем поняли, что он имел в виду. Ему было лет тридцать пять, бородатый, вполне солидный мужчина, казалось, он не мог не знать.

Потом мы сообразили, что мог. То есть, вероятно, он где-то когда-то слыхал, читал о приказах гитлеровского командования, о планах фюрера уничтожить, выжечь, истребить, но ныне все это стало выглядеть настолько безумным, фантастичным, что наверняка потеряло реальность. Время, минувшие десятилетия незаметно упрощают прошлое, мы разглядываем его как бы сквозь нынешние нормы права и этики. В западной литературе мы встретились с рассуждением уже иным, где не было недоумения, не было ни боли, ни искренности, а сквозило скорее самооправдание капитулянтов, мстительная попытка перелицевать бездействие в доблесть… Они сочувственным тоном вопрошают: Оправданы ли они военными и прочими выигрышами?

Человечно ли это по отношению к своему населению? Вот Париж объявили же открытым городом… И другие столицы, капитулировав, уцелели. А потом фашизму сломали хребет, он все равно был побежден — в свой срок…. Мотив этот, спор такой звучит напрямую или скрыто в работах, книгах, статьях некоторых западных авторов.

Как же это цинично и неблагодарно! Если бы они честно хотя бы собственную логику доводили до конца: И Париж для французов да и для человечества спасен был здесь — в пылающем Сталинграде, в Ленинграде, день и ночь обстреливаемом, спасен был под Москвой… Той самой мукой и стойкостью спасен был, о которых повествуют ленинградцы.

Когда европейские столицы объявляли очередной открытый город, была, оставалась тайная надежда: И Париж это знал. А вот Москва, Ленинград, Сталинград знали, что они, может быть, последняя надежда планеты….

Далее следовало обоснование —…После поражения Советской России нет никакого интереса для дальнейшего существования этого большого населенного пункта. Финляндия точно так же заявила о своей незаинтересованности в дальнейшем существовании города непосредственно у ее новой границы. Предложено тесно блокировать город и путем обстрела из артиллерии всех калибров и беспрерывной бомбежки с воздуха сровнять его с землей. Документ этот напечатан в материалах Нюрнбергского процесса изд.

Указание это повторялось неоднократно. Так, 7 октября года в секретной директиве верховного командования вооруженных сил было: Москва и Ленинград обрекались на полное уничтожение — вместе с жителями. С этого и должно было начаться широко то, что Гитлер имел в виду: То есть истребить, уничтожить как биологическое, географическое, историческое понятие.

Но подвиг ленинградцев вызван не угрозой уничтожения… Тогда, в блокадные глухие дни, в снежных сугробах Подмосковья о ней лишь догадывались, ее представляли. Документами она подтвердилась куда позднее. Нет, тут было другое: Мы не рабы, рабы не мы, мы должны были схватиться с фашизмом, стать на его пути, отстоять свободу, достоинство людей. Вы же не были на фронте? Верно, не были, а видели и перенесли не меньше, чем на фронте: Нет, это не обычная склонность старших подчеркнуть преимущества свои и своего времени над людьми и временами нынешними.

До поры до времени многим из них вообще не хотелось ни вспоминать, ни рассказывать. Даже казалось ненужной жестокостью. Но если вчера, может, и стоило щадить израненные войной души соотечественников, то сегодня новым поколениям, наверное, как раз и нужно как можно полнее, подробнее узнать, ощутить, что было до них. Надо же им знать, чем все оплачено, надо знать не только о тех, кто воевал, но и о тех, кто сумел выстоять, об этих людях, не имевших оружия, которые могли лишь стойкостью своей что-то сказать миру.

Надо знать, какой бывает война, какое это благо — мир…. Немолодая и конечно же, как почти все бывшие блокадники, потерявшая здоровье, Екатерина Дмитриевна Янковская-Ладыженская, которую мы видели молодой на довоенной фотографии там красавица, каких мало , заявляет: Я ни у кого не спрашивала, какие у кого чувства остались, но у меня осталось чувство гадливости, и очень долго это чувство держалось, сейчас уже стерлось, притупилось.

Осталось у нас с мужем еще до сих пор чувство пережитого голода во рту. Правда о пережитом миллионами людей в годы блокады, правда документальная, рассказанная людьми, которые все это лично прочувствовали, покажется, быть может, жестокой и сейчас. Но зато она мы надеемся прорвется к любому сердцу. И к сердцу той девушки, которая и без граммов хлеба прожить может, тоже прорвется. Я выбрал из кучи две чистые стружки, сунул одну в рот, а другую спрятал про запас.

Я вынул из кармана вторую стружку и сунул ее в рот. Мне опять стало легче. Почему я не делал этого раньше? Это не блокада, это молодой Кнут Гамсун. Может быть, единственное до сих пор произведение мировой литературы, где голод человека стал основой сюжета, предметом тщательного писательского исследования.

Голод погружает героя романа в такую замкнутость существования, которая исключает взаимопонимание с сытым благополучием окружающих.

Сытые голодного не разумеют. Голод у Гамсуна и голод блокадника были разные не физиологически, а психологически — голод блокады был враг, засланный фашизмом, был актом ненависти, войны, участком сражения, которое вели ленинградцы с врагом. Измученный, полубезумный от голода, мечется одинокий герой Гамсуна в благоденствующей Христиании. И не только ум и сердце наши, читательские, отзываются на то, что происходит с героем, но как бы и желудок и железы. Читатель словно бы сам переживает разные стадии голодания.

Выразить силу голода непросто даже большому таланту. Только собственные переживания художника, память о его голодной юности, о мучительных годах хронического недоедания придали этому роману пронзительную достоверность. Изображение голода у Гамсуна считалось одним из самых сильных в мировой литературе. Любовь и голод правят миром, писал Шиллер, и, не раз повторяя эти слова, Максим Горький считал, что это самый правдивый и уместный эпиграф к бесконечной истории страданий человека.

Голод в романе Гамсуна и голод ленинградской блокады — явления разные. Ясно, что массовый голод — ситуация особая. Тем не менее, что замечаешь при первом взгляде — это сходство состояний:. Помню, приходила домой, и мне так хотелось кушать! Я жила тогда на улице Войтика. У меня там дрова лежали около печки, полено или два. И вот я взяла это полено сосновое, помню и стала грызть, потому что молодые зубы хотели что-то кусать.

Вот грызу, грызу это полено, смола выступила. А этот запах смолы мне какое-то наслаждение доставлял, что хоть что-то я погрызу. Надо было что-то кушать, иначе неминуема смерть от голода, а это еще хуже, чем от обстрела.

Здесь, как во всякой подлинной литературе, есть вызов холодному чистоплюйству — лишь любовь к человеку, а значит, и чувство сострадания, которому ничего не страшно. Но куда больше испытание для этих чувств и для нашей способности смотреть не отворачиваясь на человека страдающего — блокадные воспоминания.

К этому нужно быть готовым, если мы собираемся, хотим услышать, увидеть, понять всю правду, а не всего лишь дольку ее. Кстати, многие наши самые беспощадные и правдивые рассказчики, это медики — врачи, медицинские сестры, санитарки, те, кто по профессии своей милосерден. Умирали сначала мужчины, потому что мужчины мускулистые и у них мало жира. У женщин, маленьких даже, жировой подкладки больше. Но и женщины тоже умирали, хотя они все-таки были более стойкими.

Люди превращались в каких-то, знаете ли, стариков, потому что уничтожался жировой слой, и, значит, все мышцы были видны и сосуды тоже.

Врач Кондратьева Анна Александровна: Но вначале даже возможно обострение самых разных чувств, эмоций, фантазий. Алиментарная, третьей степени, дистрофия — это не только скелет без мышц даже сидеть человеку больно , это и пожираемый желудком мозг. Массовый бывал и прежде, но рассказывали о нем подробно, всерьез, пожалуй, лишь летописи.

А так при великих местах человека по едному у яму ховали: Так же, которые ишли на низ, тые вси там померли, мало се застало. А так мерли одны при местах, на вулицах, по дорогах, по лесах, на пустыни, при роспутиях, по пустых избах, по гумнах померли. Отец сына, сын отца, матка детки, детки матку, муж жену, жена мужа, покинувши детки свои, розно по местах, по селах разышлися. Один другого покидали, не ведаючи один о другом. Мало не вси померли.

А коли тот наход у ворот, албо в дому у кого стоячи хлеба просили, отец з сыном, сын со отцом, матка з дочкою, дочка з маткою, брат з братом, сестра з сестрою, муж з жоною тыми словы мовили силне, слезне, горко мовили так: Там же другий под плотом и умрет. Так сообщал о массовом голоде белорусский летописец из деревни Баркулабово. Соотношение более чем тысяча к одному!

В то же время… от голода погибло гораздо больше людей, чем во время всех эпидемий, вместе взятых. Ученые подчеркнуто хранили молчание об условиях жизни голодающих масс во всем мире. Сознательно или бессознательно, они стали соучастниками заговора молчания. Современная литература, документальная и художественная, о фашистских концлагерях, о ленинградской блокаде, литература о второй мировой войне отразила и продолжает отражать жестокую правду XX века: Это было мощное оружие войны, обладавшее большой разрушительной силой, которую нужно было использовать в самых широких масштабах и с максимальной эффективностью.

Хотя и писатель повествует о том, что хорошо знает, испытал на себе, но испытал он это не в условиях массового голода. Тут напрашивается аналогия с журналистской памятью о солдатских окопах. Журналист побывал на передовой, пережил яростный обстрел, его могли и убить, так же как и солдата. Разница в их переживаниях, их восприятии передовой тем не менее огромная, даже принципиальная. Журналист приехал, пришел, он сидит в окопе, но он знает, что может и уйти отсюда.

Даже если и не уходит, не собирается уходить. Солдат знает, что он уйти сам, по собственному желанию не может. Голод и триста лет назад и ныне — тот же.

И мучения те же, и ощущения. Но к голоду блокады было особое отношение — это был враг, засланный фашизмом, это был противник, мешающий работать, воевать, эта была война. Один из авторов книги воевал осень и зиму, вплоть до весны сорок второго года, под Пушкином. Он сидел в окопах, и каждую ночь позади, за спиной, полыхали отсветы ленинградских пожаров, багровые их пятна дырявили звездную темноту.

Впереди взлетали вражеские ракеты, а позади горел город. Днем силуэт города подробно и четко вырисовывался на ясном небе. Многочисленные трубы не дымили, и воздух над городом был чист, лишь в нескольких местах поднимались толстые копотные столбы дыма от пожарищ. В одни и те же часы над передовой проплывали фашистские бомбардировщики, они летели бомбить, а к вечеру, сменяя их, с мягким шелестом, невидимые, неслись в город тяжелые снаряды.

В его батальоне были случаи дистрофии и голодной отечности, потому что солдатский паек был скудным, пусть не таким, как у горожан, но очень скудным, урезанным. Но война с этим не считалась, надо было стоять на посту, ходить в разведку, разгребать окопы от снега, таскать снаряды, патроны, чистить оружие.

Кроме всего прочего, война — это еще и тяжелый физический труд, где нет ни выходных, ни перерывов. Немцы не жалели ни мин, ни снарядов. Были дни, когда на участке батальона оставалось несколько десятков бойцов.

Немецкие окопы у железной дороги были от наших всего метрах в пятидесяти. Насадив на штыки булки, немцы поднимали их над бруствером и предлагали переходить к ним, они обещали сытную кормежку и спокойную жизнь в плену. Они доказывали, что солдаты Ленинградского фронта обречены на гибель и если не подохнут от голода, то будут убиты.

Не так-то легко было это слушать. Однако за всю зиму из его батальона не было случая перехода к немцам. И хотя он прошел всю эту долгую войну, где были и наступление, и победы, и штурмы, и разные фронты, и все это не только видел, но и прожил, он затрудняется объяснить, каким образом голодным, промерзшим, ослабевшим воинам Ленинградского фронта удалось защитить, отстоять город, продержаться в обороне под городом в мелких, простреливаемых окопах на открытых низинах, и мало того — непрерывно атаковать, наседать, продвигаться на отдельных участках, не позволяя снять немецкому командованию и перебросить дивизии из-под Ленинграда на другие фронты.

Теперь, спустя, столько лет, непонятным кажется и то, почему, каким образом в декабре, в самое тяжкое время, нашим солдатам стало ясно, что немцам в Ленинград не пробиться, не прорваться. Ленинградцам надо было ходить на завод, работать, дежурить на крышах, спасать оборудование, дома, своих близких — детей, отцов, мужей, жен, обеспечивать фронт, ухаживать за ранеными, тушить пожары, добывать топливо, носить воду, возить продовольствие, снаряды, строить доты, маскировать здания.

Вале Мороз было в блокаду пятнадцать лет. Отец ее ушел в народное ополчение. Старшая сестра тоже хотела на фронт, ей это не удалось, она устроилась в военный госпиталь. В декабре года умер отец, через два месяца сестра, в конце марта мать. Ей помогли устроиться на завод учеником токаря.

Она делала детали для снарядных стабилизаторов. Она работала, всю блокаду работала. Каждое движение происходило замедленно. Медленно поднимались руки, медленно шевелились пальцы. Никто не бегал, ходили медленно, с трудом поднимали ногу. Сегодня здоровому, сытому молодому организму невозможно представить такое бессилие, такую походку. Вот такое ощущение, когда на какую-то ступеньку ногу надо поставить, а она ватная. Вот так во сне бывает: Или ты хочешь кричать — нет голоса.

Я помню чувство, когда нужно было переставлять ноги это в то время, когда мама еще была жива, когда надо было выходить , когда надо было на ступеньку поставить, в какое-то мгновение нога у тебя не срабатывает, она тебе не подчиняется, ты можешь упасть. Чтобы хоть как-то оценить труд ленинградцев, находившихся в подобном состоянии, чтобы постигнуть, что значило отремонтировать орудие, подняться на чердак для дежурства, что значило расчистить завал, для этого надо прежде всего понять протяженность и силу блокадного голода, протяженность его не только вширь, но и как бы в глубь человека.

Надо понять, как сказывался голод на поведении человека, каким испытаниям подвергались и психика, и душа, и вера, причем не вообще человека, а конкретного, этого, потому что у каждого было свое, своя схватка с голодом, и протекала она по-разному. Только постигнув голод, представив его силу, изучив его масштабы, его действие, можно почувствовать сделанное ленинградцами.

Без этого не понять истинной величины мужества защитников города. Подробности голода проступают в рассказах порой неожиданно, из случайно оброненных пронзительных фраз, не сразу их можно и осознать. Тамара Александровна Халтунен работала в больнице для дистрофиков, там, когда больного в ванну опускали, вспоминает она, больной криком кричал: Я самая молодая и сильная считалась. Я брала их карточки, ходила в очередь, чтобы взять на всех хлеб, каждому отдельно. Я себя ловила на мысли: Когда давали, я иногда от их порций довесочек съедала.

Потом приходила, отдавала каждому его порцию. А эта крошечка мне как бы за работу. Иногда стоишь, стоишь — и ничего нет, потому что хлеба не было. Когда я приносила хлеба, они лежали на диванах, на кроватях в этой комнате. Были какие-то тулупы; все в валенках, под ватными одеялами. Коптилка стояла, горело какое-то масло, мерцало. А потом вставали и топориком откалывали кусочки льда, чтобы вскипятить воду.

Приходит на квартиру ко мне мой школьный приятель Толя. В школе он был таким мальчиком с возвышенными интересами. И вот приходит — лицо серо-зеленое такое. Глаза совсем вытаращенные, и говорит: И вот он ушел. Он был такой ужасный, такой грязный, тощий. А только год тому назад было совершенно по-другому.

© учение без мучения. безударные гласные. коррекция дисграфии. 3 класс. рабочие материалы г. м. зегеба 2018. Powered by WordPress